Menu Content/Inhalt
Главная

Attention!

О предстоящей XII ежегодной конференция Ассоциации японоведов
12 декабря 2019 г. (четверг) в Институте востоковедения РАН будет проведена XII ежегодная конференция Ассоциации японоведов. В этом году она пройдет как юбилейное мероприятие, посвященное 25-летию Ассоциации японоведов. Тема конференции: "Исследования Японии в современной России: к 25-летию Ассоциации японоведов". В рамках конференции, будут проведены 4 секции, посвященные (1) 25-летнему юбилею Ассоциации японоведов, (2) по внешней и внутренней политике Японии, (3) по экономике и обществу Японии, (4) по истории и культуре Японии. Рабочий язык - русский.
Подробнее...
 
Изменения в денежно-кредитной политике Банка Японии в 2012 г. Печать E-mail
18.11.2012 г.
Сенина Д.Н., н.с. Центра исследований Японии Института Дальнего Востока РАН

В феврале 2012 г. Банк Японии установил новый целевой ориентир инфляционных ожиданий в 1%. Это говорит о том, что Банк решил продолжать экспериментировать с новыми нетрадиционными мерами и финансовыми инструментами, активно проявившими себя в мировой экономике в период недавнего финансового кризиса. Этот ориентир был установлен с целью стимулирования внутреннего потребительского спроса и нормы внутренних инвестиций в японских корпорациях. 2012 год станет практически экспериментальным для Банка Японии, так как регулятор собирается купировать последствия экономической рецессии и дефляцию в стране за счет наращивания потенциала внутренних факторов роста.  Планируется, что уже в декабре Банк Японии сможет подвести некоторые предварительные итоги и оценить результаты своих действий.

В японской экономической литературе  существует две точки зрения относительно целесообразности предпринимаемых мер. Первое мнение опирается на то, что большой поток дешёвого импорта будет противодействовать росту внутреннего потребления японских товаров. Иначе, инфляционные ожидания будут работать на экономику стран-импортёров. Вторая точка зрения отстаивает позицию экспертов, делающих ставку японских потребителей на предпочтение отечественных товаров. В данном случае, правительство Японии может пойти даже на финансирование субсидий на покупку определённых товаров отечественных товаропроизводителей по опыту кабинета Таро Асо периода финансового кризиса 2007-2009 гг.

Несмотря на то, что работы по восстановлению и очистке от радиоактивного заражения региона Тохоку способствовали росту государственных инвестиций, которые выросли на 1,7% во II квартале 2012 г., это отнюдь не стало драйвером роста экономических показателей в стране. Так, потребление в частном секторе за этот период выросло лишь на 0,1% из-за снижения расходов на услуги и скоропортящиеся товары[1]. Многие эксперты в самой Японии предсказывали ухудшение экономических показателей после окончания восстановительных работ. Хотя объём экономической активности увеличился, доходы населения и корпораций не демонстрировали аналогичных темпов роста. Согласно обзору девяти регионов страны, проведённым Банком Японии в июле 2012 г., только регион Тохоку (пострадавший в 2011 г. от стихийного бедствия) демонстрировал улучшение по всем десяти категориям спроса, начиная от продажи машин и до уровня занятости и доходов.

Общие инвестиционные расходы нефинансовых корпораций Японии с января по март 2012 г. выросли на 3,3% по сравнению с аналогичным периодом предыдущего года до показателя в 11,85 трлн. иен. Эти расходы возросли не только за счет мер по восстановлению зон бедствия, но и вследствие мер экономической политики таких, как субсидии на  экономичные транспортные средства. При этом производители увеличили свои фиксированные инвестиции на 3,8%[2]. Лидерами данного процесса стали производители транспортного машиностроения и автопроизводители. Именно они активно вкладывали средства в восстановление уничтоженных или поврежденных производственных линий в зонах бедствия. Однако, компании-производители продуктов питания, информационных технологий, коммуникационного оборудования и химических продуктов урезали свои инвестиционные расходы по сравнению с 2010-2011 гг.

В апреле 2012 г. спрос на банковские кредиты со стороны японских корпораций впервые увеличился за последние 12 месяцев. Об этом свидетельствует так называемый диффузионный индекс. Он представляет из себя процентную разницу между числом банков, испытывающих более сильный спрос на кредиты, и числом банков, не испытывающих такого спроса. Этот показатель изменился с «2» в январе 2012 г. до «6» в апреле 2012 г. Для крупнейших компаний Японии этот индекс поднялся с показателя «2» до показателя «9» за тот же период времени, а для мелких фирм - с «3» до «4»[3].

Экономические показатели экономики Японии во втором квартале 2012 г. оказались значительно хуже, чем в первом. Главными причинами такой ситуации стало укрепление иены и резкое падение экспортных поставок в Китай и страны Европейского Союза. Дефицит торгового баланса увеличился в пять раз в первой половине года. Это во многом объяснялось ростом расходов на импортируемое топливо при снижении экспортных поставок. Правительство признавало сложность ситуации на внешних и внутреннем рынках и в сфере внутренних инвестиций (отсутствие заказов на обновление основных средств).

Банк Японии чётко выполнял намеченные цели и действовал с большой аккуратностью. В частности, 25 мая 2012 г. для того, чтобы добиться ранее поставленной задачи, которая заключалась в том, чтобы выкупить долгосрочные государственные облигации, Банк Японии сократил количество выкупаемых им краткосрочных государственных облигаций. Банк Японии сократил объём средств на выкуп государственных облигаций со сроком погашения до 2 лет до 350 млн. иен против запланированных по программе выкупа активов 600 млн. иен[4]. Коммерческие банки удерживались от продажи государственных облигаций Банку Японии, так как продажа этих активов на рынке оказалась более прибыльной. Цены на данный вид ценных бумаг выросли, так как в начале лета они оказались надёжным вложением средств на фоне проблем с кризисом государственного долга в Европе.

В августе 2012 г. Банк Японии признавал, что восстановление экономики замедлилось, но отказался от кардинальных изменений своей денежно-кредитной политики и дальнейшего расширения политики количественных послаблений. Интересно то, что в мае 2012 г. присутствовали опасения, что японские политики будут оказывать давление на Банк Японии с целью  стимулирования национальной экономики. Причиной этого считались падающие доходы японских экспортёров вследствие 4-процентного скачка иены против американского доллара в середине марта 2012 г. и низкая доля внутренних инвестиций[5]. Тем не менее, Банк Японии проявил твёрдость и продолжал придерживаться намеченных ранее целей и показателей: политическая процентная ставка была оставлена на уровне 0,1% (целевой показатель не менялся с октября 2010 г.), Банк продолжал поддерживать размер фонда для выкупа активов и специальных операций для поддержания ликвидности на уровне 70 трлн. иен. Решением Политического совета Банка Японии в апреле 2012 г. размер данного фонда увеличивался всего лишь на 5 трлн. иен.

Банк Японии продолжает придерживаться мнения, что в Японии присутствует медленное, но устойчивое восстановление экономики, а экспорт демонстрирует признаки оживления. Банк Японии категорически отказывается вносить изменения в проводимую денежно-кредитную политику. Но аналитики ожидают растущего влияния на Политический совет со стороны двух новых членов - Такэхиро Сато и Такахидэ Киути (оба в прошлом экономисты по инвестиционному банкингу). Эти новые члены, являясь приверженцами нетрадиционных мер борьбы с дефляцией, озвучат своих взгляды на заседании Политического совета прежде, скорее всего, в октябре 2012 г.[6] В противном случае, инфляционный ориентир, озвученный Банком Японии в феврале 2012 г., так и окажется недостижимым. Для его достижения необходима программа количественных послаблений.


[1] Financial Times, 13.08.2012

[2] Jiji Press, 02.06.2012

[3] Jiji Press, 21.04.2012

[4] Jiji Press, 26.05.2012

[5] Financial Times, 17.05.2012

[6] Financial Times, 09.08.2012
Последнее обновление ( 18.11.2012 г. )
 
« Пред.   След. »
Яндекс.Метрика
Институт Дальнего Востока РАН