Menu Content/Inhalt
Кужель Ю.Л. Архитектура и внутреннее пространство рёкана Печать E-mail
28.12.2012 г.

Архитектура и внутреннее пространство рёкана

Кужель Ю.Л.

Самобытность японских гостиниц нашла выражение в их архитектуре, которая вобрала достижения зодчества ушедших эпох, а также в оригинальном конструктивном решении внутреннего пространства и его декоре. Картина японской культуры будет неполной без изучения традиций исконно национальных гостиниц, вместивших духовный опыт мастеров, которые возводили и оформляли эти постройки. Гостиницы рёкан олицетворяют один из основополагающих принципов японской эстетики - Гармонию (ва), в их лучших образцах отразилась мировоззренческая основа японцев - «почитание уравновешенности». Наряду с соблюдением закона традиционализма - движением к «неизменным» основам и «изменчивому» настоящему (фуэки-рюко), гармоничность явилась основным критерием творческой значимости сооружения, мерой его художественности. Это полностью относится и к воплощению в рёканах идеи следования естественной красоте, что запечатлелось в слиянии рукотворных строений с окружающей природой. Изучение архитектурной эстетики рёканов дает возможность обратиться к основным стилям японской архитектуры прошлого: синдэндзукури, сёиндзукури, сукия и др., воплотившихся в возведении традиционных гостиниц.

В эпоху Хэйан (794-1185) в строительстве развивался стиль, получивший название синдэндзукури (синдэн - спальный дворец. - Ю. К.). Этот тип жилой архитектуры характеризуется фиксированностью композиционных форм, наличием больших помещений, связанных галереями и открытых наружу благодаря деревянным решетчатым ставням. Прямые двускатные крыши под влиянием китайской традиции заменились на вогнутые, придававшие зданию декоративность и изящество. Крыша - это надежный навес над большим внутренним пространством и одновременно символ японской постройки, один из ее важнейших художественных элементов, объект эстетического воздействия. Главная фасадная часть здания ориентировалась на юг и выходила в ландшафтный сад. Стороны синдэна через открытый коридор связывались со служебными помещениями - тайноя, соединявшимися между собой крытыми галереями, от которых другой коридор вел в сад.

Идея подобным образом объединять отдельно стоящие здания плодотворно развивалась в поздних постройках, в том числе и в гостиничных. В рёкане «Рюгон» (преф. Ниигата) сохранились сооружения, относящиеся к первой трети XIX в.: все семь одноэтажных зданий (хирая) соединены друг с другом галереями. Рёкан «Ханая» (преф. Нагано) отличается от других крытыми проходами, идущими над прудом от гэнкана, или курумаёсэ (вход в дом, напоминающий портик, где гости выходили из паланкина. - Ю. К.) основного здания. В этом плане представляет интерес и «Араи рёкан» (преф. Сидзуока), старое здание которого относится к 1872 г.: здесь построена замечательная галерея под навесом - ватарирока, объединяющая два здания и идущая вдоль пруда. Все сооружение производит впечатление живописности и естественной легкости. Неслучайно в этой гостинице, где так много от традиционной архитектуры, любили останавливаться писатели Кавабата Ясунари, Акутагава Рюносукэ, известные деятели искусства, художники-каллиграфы.

В период Тояма (1435-1490) стиль синдэндзукури претерпел изменения и стал трансформироваться в сёиндзукури, который восходит к жилым помещениям священнослужителей и монахов. Такие помещения впервые возникли в дзэнских монастырях в XII в., а сам термин как название архитектурного стиля появился в XIX в. у Савада Натари. Конструктивная основа постройки сёиндзукури, стоечно-балочный каркас, в принципе осталась прежней. Здание, прямоугольное в плане, первоначально имело, как и в синдэне, два пролета, но со второй половины XVI в. его глубина увеличивается. Лишенное фасада, оно свободно располагалось в пространстве, доступное со всех четырех сторон, отличалось типично японским изяществом и изысканностью.

Если характерной чертой синдэна является большое пространство, которое могло делиться с помощью ширм или занавесей, то в сёине эта площадь изначально разбивалась на несколько отдельных помещений с помощью внутренних перегородок. Одно пространство присоединялось к другому, увеличивая площадь всего жилого комплекса. В классическом сёине горизонтальная разбивка помещения была многоуровневой и определялась высотой пола. Престижность комнаты зависела не только от повышения уровня пола, но и от ее декора. Приподнятая парадная комната «дзёдан но ма» переходила в «тюдан но ма» (понижение на одну ступеньку), затем в «гэдан но ма» (еще на одну ступеньку вниз). Из «дзёдан но ма» в спальню вела дверь с росписью - тёдайгамаэ. Постройка наполнялась не только эстетическим содержанием, но и несла социальный смысл.

Постройки в стиле сёиндзукури отделялись от внешней среды раздвижными дверями сёдзи, а внутри делились фусума, которые расписывались, как ширмы и занавеси в синдэне. Первоначально в соответствии с требованиями дзэнской эстетики помещение было изысканно простым. Но позже фусума в комнатах, предназначенных для знатных особ, стали отличаться богатством декора. Они представляли собой художественное пространство, где воплощались замыслы известных мастеров. Росписи на фусума и ширмах - сёхэйга свидетельствовали о высоком искусстве их создателей, передавших в своих творениях особенности национальной живописи, соблюдавших принцип гармоничного соотношения пустого и заполненного украшениями пространства.

Вначале вход в сёин - гэнкан, как и в синдэне, был обычным коридором, но со временем он превращается в портик, порой внушительных размеров. Гэнкан играет роль не только физической, но и психологической границы между внутренним помещением и внешним миром

Центральным помещением здания был просторный зал охирома, в глубине которого находились ниша - токонома, полка для книг, которая позже использовалась как декоративная полочка - тигаидана, большое окно с широким подоконником, служившим столом для занятий (цукэсёин) и обычные полки - тана. Эти основные детали внутренних помещений сёина стали формообразующими элементами пространства, основой организации японского жилища, в том числе и гостиниц.

Характерной деталью японских гостиниц являются окна, в дизайне некоторых есть элементы, как правило, отсутствующие в окнах обычных домов. Такие окна, как юкимимадо (для любования снегом) и марумадо (окна-иллюминаторы), придают постройке особую привлекательность и оригинальность.

Конструкции потолка тоже отличаются разнообразием: рокутэндзё (плоские), фунадзокотэндзё (с утопленной серединой), нанамэтэндзё (наклонные). Самый распространённый кессонный потолок, иногда с карнизом ориагэ готэндзё («Рэкиси но ядо»): изначально его делали в храмах, замках, а потом в рёканах, где останавливались члены императорской семьи, а также в больших помещениях охирома, являвшихся, как уже говорилось, парадной, центральной частью дома.

Оригинальной деталью внутренней конструкции помещения являются резные ажурные перегородки рамма, которые сооружаются в верхней части комнаты, чтобы проходил свет. Нижняя часть раммы крепится к обрамлению фусума и называется сикии, верхняя к притолоке - камои.

Простота и безыскусность построек в стиле сукия рождают в человеке чувство естественности, гармонии, чистоты. В сукия воплотился принцип самопроявления на уровне архитектурного замысла и ограниченного предметного мира. Главная идея - восстановить атмосферу умиротворенности, отречься от незначительных дел, привести душу в сбалансированное состояние.

Стиль сукия в отличие от двух предыдущих, больше связанных с аристократической традицией в жилой архитектуре, отражал эволюцию в строительстве крестьянских домов минка, лаконичных и отточенных, без нарочитости и искусственности. Это направление в японском зодчестве особенно развивалось в начальный период Эдо. Оно основывалось на эстетике красоты обычных мирских вещей и оказало влияние на жилую архитектуру, независимо от того, устраивалась ли в доме чайная комната или нет.

Традиционный японский дом минка послужил одним из прототипов при создании архитектурного облика рёканов, и нередко сам был тем сооружением, которое перестраивалось в гостиницу (например, «Нихон но ядо Хида Такаяма Ваносато», преф. Гифу). Минка, возводившиеся с учетом стилей жизни различных слоев общества и климатических условий, в своей основе сохраняли единую конструкцию. Стандартная планировка дома с конкретным членением интерьера, позволявшим последовательно разбивать открытое пространство на мелкие объемы, без труда давала возможность перепланировать минка в традиционную гостиницу. В соответствии с заданной структурой разрабатывался и дизайн, рассчитанный на человека, сидящего на полу.

В некоторых рёканах и сейчас остаются детали внутреннего устройства народного жилища. Прежде всего, сохраняется врезанный в пол очаг ирори, функции которого выходят за рамки обычного приспособления для обогрева: это место общения всей семьи. Ирори - символ японского дома. Огонь, как в древности, никогда не гаснет, собирая вокруг себя людей и располагая к общению сердец. До сих пор определенная часть постояльцев предпочитает именно рёканы, где есть комната с ирори, поскольку их привлекает неторопливая беседа, когда сидишь вокруг очага и видишь глаза собеседника («Нисия рёкан», «Нагасэ рёкан», преф. Гифу).

В рёкане, как уже не раз говорилось, интерьер и экстерьер сбалансированы и привлекают в свои союзники природный мир, который находится за закрытыми сёдзи, но тут же входит в дом, как только перегородки раздвигают. Создается ощущение беспредельности и условности пространства, исчезает реальность самой постройки. Законной частью интерьера становятся и естественный растительный фон, и рукотворные посадки, которые в некоторых рёканах великолепны.

Прибегая к современным технологиям, архитекторы соблюдали принцип внимательного и бережного отношения к самой идее постройки, старались сохранить черты национального зодчества. Простая и четкая традиционная архитектура служила им эстетическим эталоном. И даже в обычной бетонной конструкции, которая искусно интерпретировала традицию, проступала графичность классического японского здания. Бетон привлек внимание современных зодчих своей фактурностью, мощной пластикой, нейтральностью цвета. Важными деталями зданий стали тяжелые опоры, балки, которые создавали впечатление деревянных стропил и свай, наполняя эти сооружения национальным духом.

В японских рёканах выявляется ясная архитектурная логика, функциональность, изысканность и утонченность (мияби) оформления, что в целом говорит о создании гармоничного пространства. Художественный мир японских рёканов существует в «пограничном» состоянии: на стыке искусства и быта, где архитектура и живопись, взаимодействуя с человеком, созидают стихию жизни, емкую по смыслу. Он творился и творится для людей, обладающих «культурной» памятью, для их беспрепятственного общения, душевного комфорта, достижения согласия с миром и с самим собой - суть отражения национальных идеалов и мировоззренческих принципов. Архитектура рёканов и их внутренний облик - это образец демонстрации концепции целостности, когда одно находится в органическом сочетании с другим. Но не через объединение частей, а благодаря их глубинным контактам.

Архитектура национального дома-гостиницы, рожденная особенностями Японских островов, их климатом, геофизикой и насчитывающая столетия, целесообразна. Новое строительство ведется с учетом традиций, связанных с источниками, корнями народного творчества, дающими жизнь зодчеству наших дней. Диалог с современностью для динамичной Японии оправдан и реален. Особенности японской жилой архитектуры, воплотившей базовые принципы - горизонтальность и слияние экстерьера и интерьера здания, в полной мере проявились в национальных гостиничных постройках.
 
« Пред.   След. »
Реклама

Публикации & авторы Publications & authors

Публикации
Персоналии
******************
Publications
Persons
Яндекс.Метрика
Институт Дальнего Востока РАН