Menu Content/Inhalt
Главная arrow Публикации arrow История arrow Катасонова Е.Л. Отаку: споры продолжаются
Катасонова Е.Л. Отаку: споры продолжаются Печать E-mail
13.02.2013 г.

Отаку: споры продолжаются

Катасонова Е.Л.

В наши дни субкультура отаку не только во многом определила лицо современной японской массовой культуры, но и прочно вошла в повседневную жизнь юного поколения многих стран, не исключая, конечно, и Россию. А само слово отаку уже стало международным, не требует перевода на иностранные языки и воспринимается как неотъемлемый атрибут мира манга, анимэ, компьютерных игр, специальных эффектов в кино, японской поп- и рок-музыки и т.д.

В Японии словом отаку именуют страстного фаната чего-либо, человека, буквально одержимого каким-то своим увлечением, хобби: онгаку-отаку (любители музыки), пасокон-отаку (любители персональных компьютеров), тэцудо-отаку (фанаты железных дорог) и т.д. Но все-таки прежде всего слово отаку ассоциируется сегодня с поклонниками современной японской массовой культуры или же одного из ее направлений - анимэ-отаку (любители анимэ), манга-отаку (любители манга) и т.д. Эти фанаты стихийно объединяются в молодежные сообщества со своими правилами общения, поведения, особенностями времяпрепровождения, специфическим сленгом. Эти сообщества представляют собой замкнутое и малопонятное для непосвященных социокультурное пространство со своими психологией и философией жизни, неоднозначно воспринимаемые в японском обществе, а теперь уже и в международном сообществе.

В англоязычный мир, а вернее, на Запад, термин отаку пришел, разумеется, из японского. И сегодня им принято обозначать главным образом фанатов анимэ, реже - японских компьютерных и видеоигр, молодых людей достаточно интеллигентной наружности и благоразумного отношения к жизни, которые время от времени создают разного рода общественные проблемы. За рубежом слово отаку не является чем-то предосудительным, как в Японии, но иногда все же вызывает негативную реакцию окружающих.

Может быть, именно поэтому в России изобрели свой неологизм - «анимешники», который уже прочно вошел в современный молодежный лексикон, хотя слово отаку звучит для российских поклонников японской поп-культуры куда благозвучнее, чем для японцев. В большинстве случаев так называют многочисленных поклонников японской анимации, для которых просмотр новой ленты или обмен мнениями с себе подобными в виртуальном пространстве или в живом общении - один из способов приятного и интересного времяпрепровождения, а заодно и познания Японии.

Куда сложнее и проблематичнее дело обстоит с другой, менее многочисленной категорией «анимешников», а вернее, отаку - своеобразными «экстремалами», маниакальными фанатами этой субкультуры, для которых анимэ, манга и др. - главная цель и смысл жизни. Они обитают в своих параллельных мирах вне времени, пространства и связи с окружающей действительностью и этой своей одержимостью во многом напоминают своих японских единомышленников.

Типичный образ японского анимэ-отаку выглядит так: одинокий молодой человек от 14 до 40 лет, скромно и небрежно одетый, предпочитающий уединенный и замкнутый образ жизни, зачастую нигде не работающий и живущий на попечении родителей или же на случайные заработки и проводящий все свое свободное время в Интернете за просмотром анимационных лент, комиксов-манга, играя в компьютерные игры или же общаясь с себе подобными. Реальную жизнь ему полностью заменяет необъятное пространство самых смелых фантазий, друзей - рисованные персонажи, живое человеческое общение ограничено лишь несколькими знакомыми, преимущественно не связанными с миром его увлечений, а в основном его аудитория - такие же одержимые пользователи Интернета, в общении с которыми он чувствует себя комфортно.

Мекка всех японских отаку - знаменитый токийский район Акихабара, известный во всем мире как «электронный рай». Но для молодых японских отаку, называемых акиба-отаку (акиба - от Акихабара), это еще и анимационный рай со множеством специализированных магазинчиков, заваленных до потолка анимэ-дисками, журналами, фигурками героев лент и т.д. По соседству - книжные развалы с манга на любой вкус и в любом оформлении: в виде толстых книг, тонких журналов, горы музыкальных дисков, компьютерных игр и т.д. Здесь же знаменитые мэйдо-кафе, где официантки предстанут перед вами в облике миловидных горничных в любимой всеми отаку стилистике каваий, а в качестве основного блюда вместе с чаем или кофе предложат познакомиться с новыми книгами и журналами с манга. Совсем недавно на Акихабаре открылся новый Токийский анимэ-центр - огромное комплексное заведение, объединяющее под одной крышей игровое, музыкальное и другие направления анимэ-индустрии, которое в скором времени возьмет на себя и широкие информационно-просветительские функции.

О субкультуре отаку и ее носителях сегодня много пишут, говорят, спорят, и не только в самой Японии, но и за рубежом, подходя к этой проблеме с точки зрения как ее художественного, так и нравственного содержания, при этом весьма неоднозначно - и с восторженных, и с критических позиций. Так, известный киберпанк-писатель У. Гибсон называет отаку «патолого-техно-фетишистами с недостатком социальности» и «анемичными аутистами» [1]. Японский критик Сэридзава Сюнсукэ видит в отаку «интроверта, разрушающего границы между реальным и виртуальным мирами» [2], тогда как социолог и критик Оцука Эйдзи относит к разряду отаку человека, который «преследует воображаемую реальность, берет ее за модель и создает нечто вроде психологического мира» [3].

Одни считают эту субкультуру отражением новых мировоззренческих и художественных ориентиров, своеобразно выражающих дух постмодернистской реальности. При этом упреки за нравственные изъяны и пороки настоятельно рекомендуют адресовать самому современному обществу с его пошатнувшимися моральными устоями. Другие же, напротив, неизменно обвиняют отаку в падении нравов, апокалиптических настроениях, критикуют эту субкультуру за ее приторную эстетику каваий, высшим критерием красоты которой является все инфантильное, очаровательное, детское и достаточно примитивное.

Американский журналист П. Шедаль охарактеризовал мировоззрение отаку, порожденное виртуальным миром, как «причудливую смесь апокалиптического насилия, приторной миловидности (каваий. - Е.К.), растущего национализма и извращенного секса» [4].

Защитники же субкультуры отаку усматривают в ней высшее проявление процесса демократизации культуры, которая ориентирована, прежде всего, на новые электронные носители и распространение в сетях мировой паутины, а значит, предназначена для миллионов пользователей в разных странах мира, независимо от их национальности, возраста, пола, увлечений, эстетических запросов и т.д. А это не только требует разнообразия жанров, но и неизбежно обрекает создателей культурных продуктов на постоянный поиск новых увлекательных сюжетов и ярких образов, дальнейшее развитие компьютерных технологий. В свою очередь, их оппоненты упрекают субкультуру отаку в отказе от художественных традиций, резком падении самого уровня искусства, примитивизме содержания, пропаганде насилия и секса, что наносит серьезный урон воспитанию подрастающего поколения, а потому зачастую отвергается цензурой многих стран.

Некоторые исследователи ратуют за отаку как за новое социокультурное сообщество, которое позволяет единомышленникам создавать свои «комьюнити» по интересам для широкого общения в условиях нашего разобщенного мира. Однако здесь же предстает и оборотная сторона проблемы. По словам французской журналистки Э. Барраль, «они не знают разницы между реальным и виртуальным миром и однозначно предпочитают виртуальный» [5]. А это ведет к разрыву связей с обществом и уходу молодых людей от реальной жизни в свой замкнутый и далеко не идеальный мир. Отсюда и проистекают такие страшные социальные болезни, как добровольное затворничество хикикомори, преступления, самоубийства и т.д.

Приведенными кратко сформулированными оценками далеко не ограничивается разнообразие суждений о субкультуре отаку. Дело дошло до того, что анимэ и другие продукты массовой культуры сегодня причисляют даже к разряду «информационного оружия» [6], одновременно предрекая, что популярность этих жанров будет только расти. Тем более что «внедрение новых изобразительных технологий в конечном итоге сделает, в частности анимэ, более кинематографичным, а значит, более элитарным и более близким к первообразу» [7]. «Сегодня субкультура анимэ распространяется не только в пределах Азиатско-Тихоокеанского региона, но и в культурных пространствах других цивилизаций, - развивают свою теорию ее авторы. - Родившись из древней японской гравюры, искусство анимэ приобрело утилитарные черты злободневного жанра, посредством которого можно транслировать любой набор идей: от сугубо потребительских и площадно-развлекательных до научных, геополитических, философских и даже религиозных...» [8].

В Японии критические оценки в адрес отаку можно услышать куда чаще, чем позитивные отклики. Достаточно упомянуть недавно вышедшую книгу отаку и по совместительству писателя, публикующегося под странным псевдонимом Кэн Отаку Рю. Книга так и называется «Ненависть к генерации отаку». Это предубеждение зародилось еще в конце 1970-х, однако приобрело реальные основания в 1990-х годах, когда общество все чаще стали шокировать асоциальные действия, а порой и просто криминальные поступки «неформалов». Так, в 1989 г. всю Японию буквально потрясли жестокие убийства детей на сексуальной почве маньяком Миядзаки Цутому, как впоследствии оказалось, типичным представителем отаку. После его ареста многие газеты печатали фотографии его комнаты, заполненной тысячами видеозаписей анимэ и фильмов ужасов, стопками журналов комиксов, подробно анализируя, как эти продукты культурной индустрии повлияли на формирование личности Миядзаки и его криминальных наклонностей. С тех пор об отаку-культуре в японском обществе на долгие годы закрепилось представление как о «символе патологических проблем молодого высокотехнологичного поколения, увлеченного сексуальными и агрессивными образами» [9].

К сожалению, актуальность этой проблемы вновь подтвердило не менее резонансное преступление в 2008 г. - «резня на Акихабара». Тогда 25-летний Като Томохиро зарезал четверых случайных прохожих и тяжело ранил восьмерых; еще троих он сбил грузовиком, на котором приехал. Этот трагический случай привлек всеобщее внимание не только своей жестокостью, но и тем, что произошел в культовом для отаку месте японской столицы.

На фоне резко негативных оценок исключением выглядят выступление в защиту этой субкультуры - нашумевший роман «Парень из электрички» («Дэнся отоко») и его экранизация, вышедшая в 2005 г. Эта романтическая история любви юноши-отаку и красивой девушки, спасенной им в электричке от посягательств пьяного хулигана, в какой-то степени помогла реабилитировать отаку в глазах их оппонентов. Но подобных аргументов для полного отказа от сложившихся негативных стереотипов пока еще явно недостаточно.

Ссылки:

[1] Цит. по: Япония: экономика и общество в океане проблем. М., 2012, с. 124.

[2] Миядай С. «Томэйна сондзай-но футомэйна акуи (Непрозрачный злой умысел прозрачного сущестовования». Токио,1998, с. 148.

[3] Там же.

[4] Цит. по: Япония: экономика и общество в океане проблем. М., 2012, с. 124.

[5] Там же.

[6] http:forum.rise-n-fall.com

[7] Ibid.

[8] Ibid.

[9] Ibid.

Подробно: «Отаку: за и против. Новая генерация людей помпьютерной эпохи. «Азия и Африка сегодня». №12 2010г., №1 2011 г.
Последнее обновление ( 19.03.2013 г. )
 
« Пред.   След. »
Яндекс.Метрика
Институт Дальнего Востока РАН