Menu Content/Inhalt
Главная

Attention!

О предстоящей XII ежегодной конференция Ассоциации японоведов
12 декабря 2019 г. (четверг) в Институте востоковедения РАН будет проведена XII ежегодная конференция Ассоциации японоведов. В этом году она пройдет как юбилейное мероприятие, посвященное 25-летию Ассоциации японоведов. Тема конференции: "Исследования Японии в современной России: к 25-летию Ассоциации японоведов". В рамках конференции, будут проведены 4 секции, посвященные (1) 25-летнему юбилею Ассоциации японоведов, (2) по внешней и внутренней политике Японии, (3) по экономике и обществу Японии, (4) по истории и культуре Японии. Рабочий язык - русский.
Подробнее...
 
Крячкина Ю.А. Японские Силы самообороны в зарубежных миссиях Печать E-mail
20.11.2013 г.
Крячкина Ю.А.

Японские Силы самообороны в зарубежных миссиях

Долгое время после окончания Второй мировой войны японская политика в области национальной безопасности базировалась на доктрине бывшего премьер-министра Сигэру Ёсиды, предусматривавшей существенное ограничение военных расходов и укрепление союза с США в целях ускоренного экономического развития страны под американским «ядерным зонтиком».

Вместе с тем с начала 1990-х гг. актуализировался вопрос об укреплении японских Сил самообороны. Это обусловливалось изменениями в системе международных отношений в результате распада СССР, нарастанием напряженности на Корейском полуострове, а также стремлением США повысить роль и ответственность Японии в рамках американо-японского союза.

Сегодня же Япония активно участвует в миротворческих операциях по всему миру. Кроме того, в начале 2000-х гг. Япония оказывала активную поддержку силам коалиции, действовавшей в Афганистане и Ираке. В этой связи сразу возникает вопрос, как регулируется данная деятельность японских подразделений на законодательном уровне, в том числе в Конституции Японии, известной своим «пацифистским» характером.

Так, в Белой книге по обороне Японии ежегодно отмечается, что согласно Конституции страна обладает лишь правом на минимальную необходимую оборону, рамки которой определяются исходя из складывающейся международной ситуации. Однако сторонники расширения зарубежного присутствия Японии часто апеллируют к положениям Преамбулы Конституции Японии, в которой отмечается стремление японского народа «занять почетное место в международном сообществе,стремящемся сохранить мир и навсегда уничтожить на Земном шаре тиранию и рабство, угнетение и нетерпимость». Данные положения трактуются как действительное и деятельное участие в международном сотрудничестве по борьбе со стихийными бедствиями, гуманитарными катастрофами, борьбе с терроризмом и т.д. Активное участие при этом противопоставляется замкнутому существованию - невооруженному нейтралитету и неактивному пацифизму - при котором японская сторона лишь выделяет денежные средства.

Существующие сегодня в Японии законы составляют хорошую базу для обеспечения зарубежных операций японских Сил самообороны. Формально эти законы не противоречат национальной Конституции, так как в них не признается право на использование вооруженной силы и содержится целый ряд других ограничений. Вместе с тем сам по себе факт наличия подобного законодательства, представляющего собой, по сути, гибкую интерпретацию конституционных норм, свидетельствует о серьезном развитии оборонной политики Японии и расширении сферы ответственности Сил самообороны на протяжении последних 20 лет. К таким законам следует отнести: Закон о Силах самообороны (№ 65 от 1954 г.); Закон о сотрудничестве с силами ООН по поддержанию мира (№ 79 от 1992 г.); Закон об особых мерах против террора (№ 113 от 2001 г.); Закон об особых мерах, направленных на гуманитарную и восстановительную помощь и поддержку безопасности в Ираке (№ 137 от 2003 г.); Закон об особых мерах технической поддержки (№ 1 от 2008 г.); Закон о мерах по противодействию пиратству (№ 55 от 2009 г.).

В декабре 2011 г. исполнилось 20 лет с момента формального начала осуществления Силами самообороны Японии операций за рубежом, когда в декабре 1991 г. японское правительство направило в район Персидского залива группу минных тральщиков, внеся, тем самым, свой вклад в ликвидацию последствий первой войны в Заливе.

В период с 1992 г. по настоящее время было проведено порядка 26 различных миссий в сотрудничестве с ООН, из них порядка 17 - гуманитарные операции и операции по поддержанию мира (ОПМ). Японские подразделения приняли участие в миссиях в Анголе, Камбодже, Мозамбике, Сальвадоре, Руанде, на Голанских высотах, на Восточном Тиморе, в Судане.

В их задачи входили мониторинг соблюдения соглашения о прекращении огня, оказание медицинской и иной помощи беженцам, техническая координация транспортных операций, осуществление восстановительных работ, предоставление консультаций местным полицейским, выполнение функций наблюдателей.

В первой половине 2000-х гг. интенсивность зарубежных операций японских подразделений резко возросла в связи с присоединением Японии к антитеррористической коалиции. Теракты 11 сентября 2001 г. в США послужили для Токио стимулом к принятию решения об отправке японского контингента в Индийский океан и Ирак для оказания логистической и тыловой помощи коалиционным силам.

Вплоть до начала 2013 г. в активной стадии находились гуманитарные миссии на Восточном Тиморе, Гаити, Голанских высотах. В январе 2012 г. японские Силы самообороны также присоединились к операции по поддержанию мира и оказанию гуманитарной помощи в Южном Судане. Подразделение размещено в столице Южного Судана - Джубе, и преимущественно выполняет инженерные восстановительные работы.

Подобные операции имеют отношение, прежде всего, к гражданской сфере. Тем не менее сотрудничество с подразделениями других стран, присутствие наблюдателей от оборонного ведомства Японии подразумевало также накопление и обмен опытом в вопросах обороны.

Японское правительство регулярно направляет небольшие подразделения в районы природных бедствий и гуманитарных катастроф. В частности, 13 ноября 2013 г. министр обороны Японии Ицунори Онодэра выразил намерение направить японские подразделения для оказания помощи Филиппинами, пострадавшим от тайфуна «Хайан».

Интерес Токио к зарубежным миссиям обусловлен сегодня желанием развивать свои Силы самообороны, намерением продемонстрировать активность Японии как члена Организации Объединенных Наций, заслуживающего включения в постоянный состав Совета Безопасности ООН, определенным давлением со стороны США в целях расширения сферы деятельности японских Сил самообороны; ростом влияния Китая, в том числе на африканском континенте.

Активность Токио на африканском континенте выражается и в участии в антипиратской кампании у побережья Сомали. Патрулирование в Аденском заливе изначально подразумевало постоянное присутствие подразделений японских морских Сил самообороны у побережья Сомали. Именно поэтому первое время персонал этих подразделений располагался на базе американских ВМС в Джибути. В начале 2010 г. японское правительство приняло решение о расширении участия Сил самообороны в операции и открытии пункта базирования морских Сил самообороны Японии, который сегодня является единственным таким пунктом вне ее национальной территории.

Японское командование постоянно подчеркивает необходимость усиления борьбы с пиратами в зоне Аденского залива, где ежегодно проходят 20 тыс. морских грузовых судов. Около 10 % из них составляют танкеры и сухогрузы Японии, которые нередко подвергаются пиратским атакам. Поэтому безопасность этих вод, по мнению японского командования, имеет большое значение для страны с точки зрения её национальных интересов.

В то же время, как полагают скептики среди японских политиков и экспертов, не следует относить операцию морских Сил самообороны в Аденском заливе к разряду приоритетных и важных, поскольку действительным приоритетом для них должна быть оборона японского архипелага. При этом обращается внимание на то, что в случаевозникновения реального конфликта в АТР и перекрытия Малаккского пролива, японский флот окажется отрезанным от архипелага и не сможет выполнить свою главную задачу.

В настоящее время география использования подразделений японских Сил самообороны совпадает с общими тенденциями региональной и глобальной политики Токио в сфере безопасности. Важными факторами, влияющими на эту политику, являются обеспокоенность США, Японии и ряда других государств ростом влияния Китая, а также стремление японского руководства добиться более высокого положения страны в международных организациях, обеспечить ее энергетическую безопасность. Таким образом, общий контекст политики Японии способствует активизации ее силового компонента, что, по всей видимости, найдет отражение в дальнейших зарубежных миссиях Сил самообороны.
 
« Пред.   След. »
Яндекс.Метрика
Институт Дальнего Востока РАН