Menu Content/Inhalt
Главная

Attention!

О предстоящей XII ежегодной конференция Ассоциации японоведов
12 декабря 2019 г. (четверг) в Институте востоковедения РАН будет проведена XII ежегодная конференция Ассоциации японоведов. В этом году она пройдет как юбилейное мероприятие, посвященное 25-летию Ассоциации японоведов. Тема конференции: "Исследования Японии в современной России: к 25-летию Ассоциации японоведов". В рамках конференции, будут проведены 4 секции, посвященные (1) 25-летнему юбилею Ассоциации японоведов, (2) по внешней и внутренней политике Японии, (3) по экономике и обществу Японии, (4) по истории и культуре Японии. Рабочий язык - русский.
Подробнее...
 
Гринюк В.А. Проблемы исторической ответственности Японии в её внешней политике Печать E-mail
20.11.2013 г.
Гринюк В.А.

Проблемы исторической ответственности Японии в её внешней политике

Проблемы исторической ответственности Японии - в числе наиболее обсуждаемых в стране и в международном сообществе. Широкий отклик получила коллективная работа журналистов газеты «Ёмиури» - книга «От моста Марко-Поло до Пирл-Харбора: кто несёт ответственность?», изданная в 2006 г. В резолюции Палаты представителей конгресса США, принятой в августе 2007 г., содержится призыв к Японии «признать историческую ответственность» императорских вооружённых сил за принуждение женщин оказывать японским военным сексуальные услуги в период японо-китайской войны и войны на Тихом океане. Японские учёные ведут дискуссии об ответственности милитаристов за развязывание агрессивных войн, за колониальное господство в отношении Кореи и части Китая (Тайвань).

Вопросы, связанные с «исторической памятью» (территориальные споры, тенденциозное изложение материала в японских учебниках истории, ианфу («женщины для утешения»), демонстративные ритуальные посещения японскими политиками храма Ясукуни) вызывают осложнения в отношениях Японии с зарубежными странами, прежде всего с государствами Корейского полуострова и Китаем.

Специалисты отмечают, что в японском обществе нет консенсуса в отношении к прошлому, понимание «ответственности за войны» в среде японцев развивалось медленно. С 1945 г. до начала 1970-х гг. эту тему трактовали главным образом как ответственность за неблагоразумно начатую и бездарно проигранную войну против США и их союзников. После нормализации японо-китайских отношений в 1972 г. в японском обществе постепенно стали смотреть на войну против Китая как на агрессию, продолжением которой стала война против США. Что же касается проблемы колониального господства Японии в отношении Кореи и Тайваня, то даже сегодня лишь немногие японские интеллигенты рассматривают управление Японией колониями как продолжение и следствие агрессивных войн.

 В годы второй мировой войны Япония была союзницей нацистской Германии и фашистской Италии. В основу деятельности Международного военного трибунала для Дальнего Востока, судившего главных японских военных преступников, были положены принципы международного права, признанные Уставом Нюрнбергского трибунала и подтверждённые резолюцией Генеральной Ассамблеи ООН 11 декабря 1946 г. Поэтому снисходительность части японской элиты к преступлениям военщины особенно бросается в глаза, если её подход к деяниям милитаристов сравнить с отношением немцев к нацистскому прошлому в Германии. В ФРГ действует закон, который карает публичное отрицание или одобрение холокоста лишением свободы до 5 лет или крупными штрафами. В то же время в военном музее Юсюкан при пресловутом святилище Ясукуни в Токио ведётся неприкрытая защита проводившейся в 1930-1940-х гг. милитаристами политики, направленной на формирование «Сферы сопроцветания Великой Восточной Азии».

Такую особенность оценки японцами собственного исторического прошлого эксперты объясняют наличием проблемы, связанной с императором Японии: хотя агрессивные войны велись его именем, император не был предан суду Международного военного трибунала для Дальнего Востока. Кроме того, из-за атомных бомбардировок Хиросимы и Нагасаки у японцев сформировалось стойкое сознание пострадавшей стороны.(5)

По мнению автора, отсутствие у части японской политической элиты чувства исторической ответственности объясняется и тем, что после сентября 1945 г. американская оккупационная администрация в обстановке холодной войны не провела в Японии «демилитаризации» общественного сознания в такой мере, в какой была осуществлена денацификация в Германии. Победа коммунистов в Китае и образование в 1949 г. КНР резко изменили расстановку сил в пользу лагеря социализма, поэтому Япония приобрела значение важного союзника Вашингтона в деле «сдерживания коммунизма». В силу этого в 1948-1952 гг. США проводили в отношении Японии «обратный курс» свёртывания демократических преобразований, ограничения деятельности левых политических партий и «чистки красных». «Обратный курс» проявился и в том, что японские главные военные преступники (кроме казнённых по приговору Международного военного трибунала для Дальнего Востока и умерших в заключении) были к 1956 г. выпущены из тюрем. Более того, некоторые из них (например, бывший министр иностранных дел Сигэмицу Мамору) сделали политическую карьеру в послевоенной Японии. С другой стороны, большинство главных немецких военных преступников, осуждённых Международным военным трибуналом в Нюрнберге и приговорённые к различным срокам лишения свободы, полностью отбыли предписанные сроки заключения. Дожившие до освобождения руководители нацистской верхушки и думать не могли о возобновлении политической деятельности.

Нынешний руководитель японского правительства Абэ Синдзо известен как политик правого толка, носитель националистических взглядов, поэтому в текущем году противоречия между Японией и её соседями в Азии, прежде всего с государствами Корейского полуострова и Китаем, обострились в связи с проблемами, связанными с историей.

По очень чувствительной проблеме сексуального рабства 13 мая имели место скандальные высказывания мэра города Осака Хасимото Тору о том, что в условиях боевых действий, которые вели во время войны на Тихом океане японские военные, услуги «ианфу» были необходимы. Официальный представитель МИД РК отозвался о высказываниях Хасимото как о «не выдерживающих критики с точки зрения здравого смысла». Комитет ООН по экономическим, социальным и культурным правам (CESCR) в связи с высказываниями японского политика настоятельно рекомендовал властям Японии провести разъяснительную работу среди населения о подлинной сути проблемы сексуального рабства.

При нынешнем правительстве Абэ Синдзо широкий размах приобрело посещение японскими политиками храма Ясукуни - символа милитаризма. 21 апреля 2013 г. в храме совершили церемонию поклонения душам усопших рекордное число депутатов японского парламента - 168 человек. В знак протеста против этого вызывающего шага представители Республики Корея объявили 22 апреля об отказе от участия в трёхсторонней (КНР, РК и Япония) встрече министров иностранных дел.

Как проявление националистического курса премьер-министра Абэ был воспринят наблюдателями тот факт, что 15 августа в речи, посвящённой годовщине объявления императором Японии прекращения боевых действий в войне на Тихом океане, японский лидер опустил слова о сожалении по поводу совершённой Японией в прошлом агрессии (это было нарушением 20-летней традиции - прежде указанное положение непременно озвучивалось в речах).

Из-за националистических тенденций в деятельности правительства Абэ до сих пор не состоялась встреча премьер-министра Японии с вновь избранным президентом Южной Кореи. Что касается КНДР, то Абэ в мае 2013 г. направил своего представителя, советника правительства Иидзима Исао, в Пхеньян для установления контактов с руководством КНДР. Однако эта поездка не принесла результатов в силу того, что японское руководство долгое время не прилагало усилий к налаживанию отношений с Северной Кореей, по существу отказавшись от самостоятельной дипломатии в отношении КНДР и полагаясь в этом на США.

Стремление части политической элиты Японии играть на националистических настроениях избирателей создаёт трудности во внешней политике страны и мешает утверждению авторитета Японии как государства, провозгласившего в своей конституции отказ от применения военной силы в отношениях с другими государствами. Представляется, что если бы не было высказываний и действий японских политиков, вызывающих протесты в соседних государствах и по существу противоречащих ранее заявленной официальной позиции Токио, то широкое международное признание получила бы большая роль Японии в модернизации стран Азии, прежде всего Кореи и Китая, в содействии их экономическому и социальному развитию.
 
« Пред.   След. »
Яндекс.Метрика
Институт Дальнего Востока РАН