Menu Content/Inhalt
Главная

Attention!

О предстоящей XII ежегодной конференция Ассоциации японоведов
12 декабря 2019 г. (четверг) в Институте востоковедения РАН будет проведена XII ежегодная конференция Ассоциации японоведов. В этом году она пройдет как юбилейное мероприятие, посвященное 25-летию Ассоциации японоведов. Тема конференции: "Исследования Японии в современной России: к 25-летию Ассоциации японоведов". В рамках конференции, будут проведены 4 секции, посвященные (1) 25-летнему юбилею Ассоциации японоведов, (2) по внешней и внутренней политике Японии, (3) по экономике и обществу Японии, (4) по истории и культуре Японии. Рабочий язык - русский.
Подробнее...
 
Катасонова Е.Л. Япония и ее инструментарий мягкой силы Печать E-mail
22.11.2013 г.
Катасонова Е.Л.

Япония и ее инструментарий мягкой силы

Немногим более 20 лет назад известный американский политолог Джозеф Най[1] выдвинул весьма популярную в наши дни концепцию «мягкой силы»[2], опирающуюся на три основных ресурса - культуру, политические ценности и внешнюю политику. По мнению Дж.Ная, высказанному им в статье «Эффект мягкой силы», в ХХI в. мир может претерпеть два типа изменений. Первый - это «перемещение силы» - изменение соотношения сил между государствами», а конкретнее - «переход влияния от Запада к Востоку». Второй тип - «рассеивание силы», что означает «переход силы, будь то на Западе или на Востоке, от государств к негосударственным институтам»[3]. При этом, конкретизируя процесс перемещения силы от Запада к Востоку, американский политолог предрекает «подъем Азии», выделяя, в первую очередь, большие потенциальные ресурсы «мягкой силы» Японии.

В частности, Дж. Най приводит следущие показатели успехов Японии с точки так называемого «мягкого» измерения: 1-е место в мире по оказанию помощи развивающимся странам и одно из лидирующих мест по количеству зарегистрированных патентов. 2-е - по продажам книг и музыки, 3-е - по затратам на научные исследования и т.д. В этом же ряду следует отметить самую большую в мире продолжительность жизни населения, а также тот немаловажный факт, что из 25 крупнейших в мире многонациональных корпораций три - «Тоёта», «Хонда» и «Сони» - принадлежат Японии[4]. Таков выигрышный образ Японии в глазах мира, не говоря уже о его главной отличительной черте, особенно актуальной в развивающемся мире. Это - успешный опыт модернизации страны, достигшей высочайшего уровня экономического развития, сопоставимого с американским и европейским, без ущерба для самобытной японской культуры.

Но самый главный ресурс, на котором заостряет внимание политолог, - это глобальное влияние в мире (и прежде всего в азиатских странах) японской поп-культуры, начиная с комиксов-манга, анимационных фильмов - анимэ, кино, поп-музыки, моды, кухни и т.д. В Токио первыми на Азиатском континенте, правда, с заметным опозданием по сравнению с западными странами, пришли к пониманию и активному использованию «мягкой силы» в качестве мощного инструмента международного влияния. Здесь его трактуют как воздействие на мир с помощью цивилизационной и гуманитарно-культурной деятельности» и рассматривают в тесном взаимодействии с культурной дипломатией.

Для разработки ее концептуальной основы в 2004 г. был создан Консультативный совет во главе с профессором университета «Хосэй» Аоки Тамоцу, одной из задач которого стало улучшение имиджа Японии в мире. Следует подчеркнуть, что в Японии традиционный подход к этой проблеме долгие годы базировался на иных принципах, нежели, к примеру, в США. Он был основан, главным образом, на экспорте традиционных культурных ценностей, таких как театр Кабуки, чайная церемония или искусство икэбана. Их продвижение во внешний мир было призвано показать историческую значимость Японии и ее многовековой культуры для мирового наследия. Логика такого подхода ясна: понимание Японии возможно только при понимании основ ее истории и культуры, а современный культурный слой - это лишь малая часть культуры, которая в самой большой степени подверглась воздействию различных внешних факторов - как идеологических, так и коммерческих.

Но оказалось, что в нынешних условиях именно современный культурный слой открывает кратчайший путь к завоеванию популярности Японии в мире, возникновению массового интереса к глубинам японской истории и культуры. Вот почему предложенная Консультативным советом концепция делает упор на пропаганду массовой культуры как стартовой позиции для понимания Японии.

Впервые этот курс японского правительства озвучил в серии своих публичных выступлений в 2006 г. тогдашний министр иностранных дел Асо Таро Асо. Впоследствии их основные положения были обобщены в его программной речи «Новый взгляд на культурную дипломатию» (2008 г.). А в 2008 г. уже на посту премьер-министра Японии Асо презентовал «Новую стратегию Японии в условиях современной эпохи», особо выделяя задачу дальнейшего продвижения «мягкой силы» как одного из наиболее перспективных направлений развития страны на ближайшие годы и уделяя при этом особое внимание пропаганде японской поп-культуры.

Члены нынешнего кабинета во главе с Абэ Синдзо, судя по всему, не настроены кардинально менять этот курс, сосредоточив усилия на всесторонней корректировке популярного проекта «Cool Japan» c целью дальнейшего развития основных отраслей японской культурной индустрии - анимэ, манга, компьютерных игр, моды, кухни и т.д. На это, в частности, указывает вышедшее в 2013 г. распоряжение премьер-министра о создании специальной консультативной группы для разработки нового крупного брендинг-проекта с тем же названием Cool Japan, с помощью которого планируется еще выше поднять уровень популярность японской культуры в Китае, Франции, США, Индии, Южной Корее и др. странах, а также в разы увеличить приток иностранных туристов в Японию.

И, тем не менее, несмотря на впечатляющие успехи Японии в области продвижения массовой культуры, Японии пока еще не удается достичь уровня США по силе своего «мягкого» воздействия на другие государства. Так, по версии английского журнала «Монокль», оценившего «мягкую силу» государств по 50 категориям, в 2012 г.

Прослеживая основные тенденции в развитии «мягкой силы» Японии, Дж.Най говорит о существующих пределах в развитии «мягкой силы» Японии.

Фактором первым и основным ограничителем считают «внутреннюю ориентанию ее культуры на сохранение, консервацию особенностей ее деловой этики и образа жизни. Именно такая внутренняя установка мешает Японии претендовать на более широкое распространение ее влияния в мире»[5].

Фактор второй: военное прошлое Японии, которое до сих пор сохраняет «остаточную подозрительность» в таких странах, как Китай и Корея, усилившуюся после выхода в Японии очередного учебника истории с попытками оправдать агрессивные действия японской военщины в годы войны и посещения премьер-министром Японии храма Ясукуни, где поклоняются душам воинов, погибших за Японию и императора.

Фактор третий - серьезные демографические проблемы в стране. По прогнозам, к середине века население Японии может сократиться на 30%, если она не привлечет 17 млн иммигрантов, что остается задачей весьма сложной и практически очень трудно разрешимой для страны, исторически сопротивляющейся иммиграции.

Фактор четвертый - языковый барьер: японский язык, который, несмотря на усилия государственных и частных структур, рискует не получить широкое распространение в мире в обозримом будущем.

При этом, пожалуй, наиболее существенным ограничением для Японии является стремительно растущая конкуренция со стороны двух гигантов Азии - Китая и Индии - с их огромным населением и быстрыми темпами экономического роста. И хотя ни одна из этих стран пока еще не занимает высокое положение в различных индексах потенциальных ресурсов «мягкой силы», заявляя о себе в большей мере в военной и других областях «жесткой силы», существуют четкие признаки их растущего культурного влияния в мире.

Как будут развиваться события в Азии - покажет время, но сегодня можно определенно говорить о том, что путь к региональному лидерству лежит, в том числе, через развитие «мягкой силы» стран, поставивших перед собой столь амбициозные цели.


[1] Дж.С.Най-младший - американский политолог, ведущий эксперт по международным вопросам и национальной безопасности, бывший зам. министра обороны в администрации Б.Клинтона, ныне - руководитель гарвардской Школы управления, разработчик ряда широко известных теорий в рамках неолиберализма, в том числе теории «мягкой силы».

[2] В последнее время наряду с термином «мягкая сила» стали употреблять термин «гибкая сила».

[3] Джозеф Най о смещении сив в мире. http://intopic.com/ru992/

[4] Там же.

[5] В.Трибрат «мягкая безопасность по Джозефу Наю». http://www.ifes-ras.ru
 
« Пред.   След. »
Яндекс.Метрика
Институт Дальнего Востока РАН