Menu Content/Inhalt
Главная

Attention!

О предстоящей XII ежегодной конференция Ассоциации японоведов
12 декабря 2019 г. (четверг) в Институте востоковедения РАН будет проведена XII ежегодная конференция Ассоциации японоведов. В этом году она пройдет как юбилейное мероприятие, посвященное 25-летию Ассоциации японоведов. Тема конференции: "Исследования Японии в современной России: к 25-летию Ассоциации японоведов". В рамках конференции, будут проведены 4 секции, посвященные (1) 25-летнему юбилею Ассоциации японоведов, (2) по внешней и внутренней политике Японии, (3) по экономике и обществу Японии, (4) по истории и культуре Японии. Рабочий язык - русский.
Подробнее...
 
Павлятенко В.Н. Внутренние и внешние аспекты оборонной политики кабинета Синдзо Абэ Печать E-mail
11.12.2013 г.
Павлятенко В.Н.

Внутренние и внешние аспекты оборонной политики кабинета Синдзо Абэ

1.   Оборонная политика является одним из приоритетов второго кабинета Абэ, наряду с экономикой и внешней политикой. По оценке премьер-министра Абэ, сильная оборона - залог «мощной и процветающей Японии». Отношение нового кабинета министров к проблеме обороны страны характеризуется новым моментом - расширенным толкованием роли оборонного строительства: «сильная Япония будет играть ответственную роль в обеспечении региональной безопасности».[1] Таким образом, официальный Токио намерен использовать оборонный потенциал для обеспечения региональной безопасности и тем самым расширить функции сил самообороны за пределы страны. Тем самым оборонная политика впервые в официальном порядке пробрела и внешний       аспект. Это - главный аспект оборонной политики нового кабинета Абэ.

2.   Одним из первых решений созданного 26 декабря 2012 г. кабинета министров было решение о пересмотре «Основных направлений оборонной политики» и «Среднесрочной программы оборонной политики» от 2010 г., утвержденных предыдущим кабинетом ДПЯ. С этой целью был создан специальный механизм, основу которого составили специалисты из МО (60 чел.) и гражданские специалисты в области политологии, внешней политики и дипломатии. Итоги работы этих групп будут представлены заработавшему с 4 декабря 2013 г. Совету национальной безопасности, кабинету министров, соответствующим комитетам палаты представителей и палаты советников японского парламента. По словам премьер-министра Абэ, необходимость пересмотра вышеупомянутых установочных документов обусловлена растущим снижением уровня региональной безопасности в результате быстрого усиления и модернизации ВС КНР и деструктивной политики Пхеньяна.[2]

3.   Министерство обороны определило 5 ключевых областей, где сфокусируется деятельность сил самообороны. Такими областями станут - обеспечение безопасности морского и воздушного пространства вокруг Японии, отражение нападения на отдаленные острова, защита от баллистических ракет, создание потенциала для обеспечения безопасности кибер и космического пространства, помощь в ликвидации последствий стихийных бедствий.[3]

4.   В новых геополитических условиях выполнение задач в рамках указанных направлений требует качественного и количественного улучшения потенциала сил самообороны. В рамках прошедших в течение 2013 г. дискуссий среди экспертов, заявок МО и статей бюджета МО на 2013 г. выявились конкретные потребности сил самообороны для выполнения их функций на современном этапе. Эти потребности отражены в бюджете МО на 2013 г. Они включают в том числе:

- в сфере укрепления безопасности на море (строительство высокотехнологичного океанского минного тральщика, закупку одного самолета-амфибии, продление сроков эксплуатации патрульных вертолетов;

- укрепление потенциала в сфере противовоздушной обороны и раннего предупреждения (закупку 2-х F - 35, произведенных с участием японских компаний, модернизация 6-ти F - 15, замена двух РЛС ПВО (префектуры Окинава и Миядзаки); модернизация группировки самолетов дальнего радиолокационного обнаружения и контроля (АВАКС). В сентябре 2013 г. Пентагон уведомил Конгрес о миллиардном контракте с Японией на модернизацию, которая «позволит японским АВАКСАм быть более совместимыми с американскими АВАКСАми, что повысит уровень взаимодействия союзников в конкретных мероприятиях».

- развитие и укрепление потенциала противоракетной обороны ( оснащение 2-х эсминцев класса Atago системой «Иджис» и доведение общего числе таких эсминцев до 8);

- укрепление боеготовности и повышение мобильности сухопутных сил (закупка 11 бронетранспортеров, 14 танков, 4-х зенитно-ракетных комплексов, одного ударного вертолета AH - 64D «Apache» и др.);

- укрепление потенциала в сфере разведки, раннего предупреждения и в целом потенциала сдерживания на море (строительство эсминца нового класса, строительство новой подводной лодки класса «Soryu», закупку 2-х противолодочных самолетов Kawasaki P-1, продление сроков эксплуатации 2-х эсминцев и 2-х подводных лодок и др.). (Формат доклада не предусматривает перечисления конкретных позиций - все данные содержатся в «Белой книге - 2013» и «Обзоре бюджета за 2013» МО).[4]

5. В пересматриваемых «Основных направлен..» и Среднесрочной программе вооружений (будут представлены в конце декабря 2013 г.) будет представлена более широкая программа модернизации сил самообороны. В мае 2013 г. бывшие министры обороны Сигэру Исиба (нынешний генсек ЛДП) и Гэн Накатани представили утвержденный Советом национальной обороны ЛДП проект реформы японских сил самообороны, нацеленной на создание полноценной армии. Эксперты считают, что их предложения в своей большей части будут включены в обновленные «Основные направления». В частности речь идет о создании корпуса морской пехоты, оснащенного амфибийными средствами и конвертопланами V - 22 OSPREY, для защиты «отдаленных островов». (Предположительно корпус будет размещен на военной базе Сасэбо). В проекте Исиба - Накатани содержится предложение предусмотреть теоретическую возможность нанесения упреждающих ударов по военным объектам на территории противника с целью ослабления или предотвращения способности нанесения удара по территории Японии. (Эта идея давно вынашивается в умах японских военных и похоже она может найти какое-то решение в период второго кабинета Абэ, не исключено).

Судя по итогам дискуссий специалистов, в новые «Основные направления» и «Среднесрочный план вооружений» будут внесены следующие положения:

- удвоение флота воздушных танкеров (с 4 до 8), которые позволят истребителям ПВО осуществлять постоянное патрулирование на направлении «наибольшей опасности», прежде всего в воздушном пространстве Восточно-Китайского моря;

- создание соединений прибрежных боевых кораблей, аналогичных тем, которые США дислоцируют в Сингапуре, для обеспечения безопасности отдаленных островов. На эту роль претендуют эсминцы водоизмещением 3 тыс. т. (48 эсминцев - 5 тыс.т.);

- расширение потенциала ПРО - развитее способностей Японии к перехвату ракет на заатмосферных участках, что до сих пор делали США, что будет означать переход Японии на новую ступень сотрудничества с США и повышение ее роли в системе ПРО в АТР, как составной части глобальной ПРО США;

- наращивание потенциала противолодочной авиации, постепенная замена устаревших самолетов P-3C Orion на новые Р - 1 и доведение общего количества с 16 до 22 единиц;

- создание флота беспилотных летательных аппаратов (БПЛА) и др.

Совершенно очевидно, что акцент в пересмотре указанных документов будет сделан на всестороннее наращивание, модернизацию и укрепление потенциала сил самообороны, которые в близкой перспективе должны будут не только гарантировать безопасность территории, морского и воздушного пространства Японии, но и играть существенную роль в обеспечении мира и безопасности в регионе.

Особенность работы кабинета Абэ в сфере оборонной политики в первый год состоит в том, что многие программы были заложены предыдущим кабинетом демократов и их завершение пришлось на правление Абэ.

Вместе с тем администрация Абэ имеет собственные результаты, которых она добилась в 2013 г. Прежде всего речь идет о принятии Закона о создании Совета национальной безопасности (СНБ), который начал свю офиуиальную деятельности 4 декабря 2013 г. (Накануне прекратил свою деятельность Совет безопасности, который функционировал с 1987 г.). СНБ - давняя мечта Абэ, которую он начал реализовывать в период своего первого кабинета (2006-2007 гг.). По оценке самого Абэ, СНБ должен стать «контрольной башней» в реализации «оборонной политики и внешней политики и дипломатии Японии». СНБ создан по подобию СНБ США. С созданием нового института в администрации Абэ предполагается повышение качества и оперативность принятия решений в усложняющейся вокруг Японии обстановке и одновременно повышается роль самого Абэ, который возглавляет вновь созданный СНБ.

Другим практическим результатом деятельности администрации Абэ в прошедшем году стало принятие Закона о государственной тайне (декабрь 2013 г.). Отсутствие такого закона серьезно осложняло сотрудничество Японии, как с США, так и с другими странами в области безопасности. Его отсутствие не позволяло партнерам Японии делиться с ней разведывательной и другой конфиденциальной информацией. Намерение кабинета Абэ принять такой закон вызвало волнение и широкие протесты в японском обществе, обусловленные опасением «потери свободы слова и нанесением неприемлемого ущерба демократии в Японии». К моменту принятии этого закона в верхней палате парламента, подконтрольной правящей ЛДП, рейтинг Абэ впервые упал ниже 50%. Однако Закон был принят и теперь сотрудничество в военной сфере с США и другими партнерами может осуществляться на главных направлениях и в полном объеме. Для Абэ - это главное.

6.                  Важное место в реализации планов укрепления оборонного потенциала играет финансирование. Кабинет Абэ в первый год увеличил военный бюджет на 0,8 % ( $ 1,1 млрд.). Незначительное по своему объему это повышение носит, прежде всего, символический характер, ознаменовавшее прекращение сокращение военных расходов в предыдущие 10 лет и начало нового этапа. Есть все основания утверждать, что бюджет МО на 2014 г. будет характеризоваться новым повышением, скорее всего умеренного плана.

7.       Внешний аспект оборонной политики Абэ играет в его планах не меньшее, если не большее значение с точки зрения укрепления политической роли Японии в международных делах, превращения ее в «нормальное государство». Абэ рассматривает военный потенциал Японии как важный инструмент в реализации стратегии «активного пацифизма». По его мнению, Япония не должна быть слабым звеном в структуре региональной и глобальной безопасности, и он намерен сделать Японию активным участником построения мира на планете.

8.      Одним из важнейших направлений в превращении Японии в такого активного участника - сотрудничество с государствами в военной области. Приоритетными на этом направлении являются отношения с США, единственным союзником Японии. С приходом Абэ японо-американские отношения в области военного сотрудничества не только оживились, но перешли на новый уровень, где Японии дано понять и прочувствовать важность ее участия в обеспечении регионального и глобального миропорядка. Впервые учреждены миссии связи между японскими силами самообороны и Пентагоном, когда японские представители на постоянной основе пребывают на военных объектах США для поддержания оперативной связи между японским и американским военными ведомствами. За прошедший год Абэ посетил все страны АСЕАН и с большинстывом из них продолжил или заключил новые соглашения о сотрудничестве в военной области (Филиппины, Вьетнам, Камбоджа, Лаос), включающие в себя оказание Японией материальной помощи в укреплении военного потенциала этих стран, обмене с ними информацией    военного характера и др. Япония демонстративно проводит консультации с этими странами в отношении планов и действий КНР в регионе, в частности его поведения в районе Восточно-Китайского моря и установления Воздушной идентификационной зоны. Представляется, что в близкой перспективе этому аспекту оборонной политики Японии будет придаваться возрастающее внимание.

9.      Важно, что при Абэ уже в первый год Япония активизировала прежние и установила новые контакты в военной области не только с региональными странами, но и с партнерами за пределами региона, в частности с Индией, Францией, Великобританией. Примечательно, что такое сотрудничество касается не только обмена конфиденциальной информацией, но и интеграции в производстве вооружений, обмене технологиями и др. Тем самым Япония создает условия для дальнейшего ослабления запретительных мер в отношении военного экспорта, за которое выступает бизнес-сообщество Японии.

10.   Таким образом, подводя некоторый итог деятельности кабинета Абэ в области оборонной политики, можно констатировать, что в целом ее следует оценить положительно в отношении поставленных целей и решения сложных задач. Япония стоит на пороге серьезных реформ сил самообороны, которые приведут не только к укреплению потенциала Японии, но и повысят роль Японии в обеспечении мира и безопасности, как в регионе, так и на глобальной арене в целом. Очевидно, что Абэ все чаще будет использовать военный потенциал сил самообороны для реализации своей стратегии «активного пацифизма». Следует так же констатировать, что во всех проводимых мероприятиях новой администрацией, нет признаком милитаризма. Идет планомерный процесс реформирования сил самообороны Японии, отвечающий сложным задачам современной ситуации в регионе.
 
« Пред.   След. »
Яндекс.Метрика
Институт Дальнего Востока РАН