Menu Content/Inhalt
Главная

Attention!

О предстоящей XII ежегодной конференция Ассоциации японоведов
12 декабря 2019 г. (четверг) в Институте востоковедения РАН будет проведена XII ежегодная конференция Ассоциации японоведов. В этом году она пройдет как юбилейное мероприятие, посвященное 25-летию Ассоциации японоведов. Тема конференции: "Исследования Японии в современной России: к 25-летию Ассоциации японоведов". В рамках конференции, будут проведены 4 секции, посвященные (1) 25-летнему юбилею Ассоциации японоведов, (2) по внешней и внутренней политике Японии, (3) по экономике и обществу Японии, (4) по истории и культуре Японии. Рабочий язык - русский.
Подробнее...
 
Милеев Д.А. Первые шаги, ведущие к политическому союзу в отношениях между Японией и Германией Печать E-mail
01.12.2014 г.

Первые шаги, ведущие к политическому союзу в отношениях между Японией и Германией в тридцатые годы XX века

Милеев Д.А. научный сотрудник Института востоковедения РАН

В истории Японии тридцатые годы XX века стали периодом кардинальных изменений во многих сферах деятельности государства. Перемены затронули социально-политическую, экономическую, культурную стороны жизни страны. Настала эпоха "чрезвычайного времени". В поисках решения проблем, стоящих перед страной, учитывая внутреннее политическое напряжение, проявлявшееся в событиях наподобие "инцидента 15 мая", политическая элита пошла на формирование "кабинетов национального единства". Другим примером консолидации общества служит развитие политики в отношении северного Китая и выработанная линия поведения японского правительства после начала "маньчжурского инцидента" и создания Маньчжоу-го. Представитель Японии в Лиге наций Мацуока Ёсукэ отметил, что признание Маньчжоу-го является единственным верным шагом, который Япония позволила себе при возникшем на Дальнем Востоке положении.[1]

Внешняя политика Японии столкнулась с необходимостью жесткого отстаивания интересов государства на международной арене в условиях все большего расхождения позиций с другими державами - союзницами по недавней мировой войне. Япония оказалась в политической изоляции, доказательством этого было практически единодушное принятие доклада Литтона и реакция Японии, выход из Лиги наций. Эта ситуация стала возможной в силу тенденции, которая стала заметна после окончания Первой мировой войны в результате формирования Версальско-Вашингтонской системы международных отношений. На Вашингтонской конференции были заключены ряд договоров, среди которых был и договор четырех держав. Согласно этому договору США, Великобритании, Франции и Японии обязались взаимно уважать права на острова и островные владения в Тихом океане. Договор предусматривал также ликвидацию англо-японского союза 1902 года, направленного в тот период против планов США на Дальнем Востоке и в бассейне Тихого океана. Отмена союза произошла под давлением США и была победой американской дипломатии. Япония осталась без союзника, хотя сила союза становилась все более эфемерной, но ликвидация союза свидетельствовало об одиночестве Японии на международной арене. Пока Япония придерживалась принципов "дипломатии Сидэхара", это было не так важно, но с переходом к активной экспансии в Китае отсутствие союзника создавало серьезные трудности.

Перед японскими дипломатами стояла задача поиска надежного партнера для согласования действий на мировой арене. США, Великобритания хотя бы из-за позиции по Китаю не могли претендовать на эту роль, СССР также в глазах японских военных превращался в опасного врага. После "маньчжурского инцидента" и отказа Японии от подписания пакта о ненападении в 1932г. начался процесс усиления советской группировки войск на Дальнем Востоке, с другой стороны границы интенсивно росла численность Квантунской армии. Новым союзником мог стать тот актор, который также был заинтересован в изменении существующего положения на мировой сцене в формат, гарантирующий его преимущественную позицию. Германия, в которой к власти пришел нацистский режим, соответствовала этой роли. Она обладала большим научным потенциалом и развитым промышленным производством, и ее финансовые магнаты стремилась к экспансии за пределы страны. В то же время, между Японией и Германией было меньше конкурентных противоречий по сравнению с другими капиталистическими странами. Можно согласиться с мнением Комптона в том, что «до возникновения Третьего рейха оснований для немецко-японского союза практически не было. Взаимоотношения с Японией не были ни тесными, ни сердечными»[2]. Такое положение во многом базировалось на представлении о слабости Веймарской Германии. Будущий премьер-министр Коноэ считал, что после подписания версальского договора Германия «останется вечно отсталой стране».[3]Однако надо учитывать, что эта характеристика справедлива для политико-дипломатической стороны отношений. В сфере экономики, образования, военно-промышленного комплекса контакты имели длительную историю и были разнообразными по наполнению. С утверждением у власти Гитлера сложились условия для интенсификации контактов. Только в 1933 г. были основаны новые организации: в ноябре 1933 г. Германский научно-исследовательский институт в Киото, Германо-японское общество в Берлине, Японское общество в Германии, Японо-германское общество в Осака, Восточно-азиатское общество. В Японии в 1935г. проживало 1458 германских граждан, в то время как среди жителей Европы их насчитывалось 3894 человека.[4]Между японским и немецким флотами контакты развивались благодаря большому количеству офицеров и гражданского персонала, обучавшихся в Германии.[5] В 1929-1933 г.г. начала стремительно развиваться японская авиапромышленность, немецкие фирмы участвовали в оснащении ее оборудованием. Особенно большую роль в развитии авиапромышленности играли заводы фирм: "БМВ", "Дорнье", "Хейнкеля", "Юнкерса". Экспорт японских товаров в Германию вырос в 1933г. с 12411тыс. иен до 43261тыс. иен в 1937г. В 1933г. германский ввоз товаров в Японию составил 95797 тыс. иен, а в 1937 г. - 176350 тыс. иен[6].

Необходимо отметить увеличение контактов разного формата между представителями Японии и Германии на полуофициальном и официальном уровне, происходившие в середине тридцатых годов XX века. В этой обстановке становилось возможным более предметно подходить к вопросам военно-политического сотрудничества сторон.

По мнению профессора Молодякова В.Э., первая достоверная известная попытка японско-германского сближения относится к 1934 г., хотя она не дала практических результатов, но позволила прозондировать почву для будущих контактов.[7] Важным событием для будущего прогресса в налаживании тесных связей между двумя государствами стало назначение 5 марта 1934 г. полковника Осима Хироси военным атташе в Германию.[8] Первые контакты, касающиеся вопросов военно-политического сотрудничества между германскими органами и японским атташе Осима, произошли на почве заинтересованности в получении от Японии обширной разведывательной информации о Красной армии. Для решения этой задачи Осима вступил в деловые отношения с главой военной разведки и контрразведки «абвер» Канарисом, с руководителем политической полиции рейхсфюрером СС Гиммлером. Но достаточно быстро они поднялись на новый уровень.[9] Весной 1935 года доктор Хак, известный своими широкими связями с японскими военно-морскими кругами и немецкими производителями оружия, встретился с полковником Осима, стал зондировать почву о возможности заключения «оборонительного союза» между Германией и Японией против СССР.[10]

Летом и осенью 1935 года Германию посетила японская комиссия во главе с генералом Ито, которая должна была изучить немецкую авиапромышленность.[11] Другим беспрецедентным шагом для склонных к всеобщей секретности японских военных было приглашение двух немецких морских летчиков под начальством майора Рота на авианосец Акаги, где им была представлена возможность внимательно изучить конструкцию корабля. Один из офицеров Веннекер составил подробный доклад по итогам посещения авианосца, который лег на стол Гитлеру.[12] Летом 1935г. Осима сообщил, что Генеральный штаб Японии не возражает против предложения Германии о заключении союза между двумя странами. 15 ноября 1935 года для переговоров в Берлин выехал сотрудник генерального штаба Японии подполковник Вакамацу[13].

Вопрос о судьбе Маньчжоу-го стал болезненной темой в дальневосточной политике Германии. С одной стороны Япония настаивала на признании новообразованного государства, с другой стороны китайская дипломатия была не довольна попытками немецких предпринимателей занять позиции в экономике Маньчжурии, переговорами о заключении соглашения об установлении экономического и торгового сотрудничества[14].

В октябре 1935 г. китайское правительство предприняло попытку нормализовать отношения с Японией. Для решения этой задачи нужно было прибегнуть к помощи посредника. В этой роли должна была выступить Германия. Генеральный атташе в Китае Крибель передал послание фюрера, в котором тот соглашался на посредничество, с оговоркой о том, что деятельность немецких представителей будет идти по недипломатической линии.[15] Однако обстановка в данном вопросе была сложной, оценка МИДом немецкого профита от посредничества динамично менялась с поступлением новых данных. В Японии нарастало недовольство политикой Китая, и в ближайшем будущем возможно было применение японской военной силы. Развитие событий по такому сценарию могло привести к вовлечению Германии в конфликт.[16] Переговоры о японо-германском соглашении (Антикоминтерновский пакт) пользовались приоритетом в шкале ценностей немецких интересов на Дальнем Востоке, поэтому отношения с Китаем отходили на второй план.[17]

По мере того как японские военные круги проникались идеей сближения между Японией и Германией они вступали в контакт с министерством иностранных дел, которое давало соответствующие инструкции послу.

Шаги навстречу политическому союзу в отношениях между Японией и Германией в 1936 г. привели к заключению «Антикоминтерновского пакта», имевшего секретное приложение. Название соглашения было рассчитано на то, чтобы замаскировать начало процесса образования блока государств, стремившихся к пересмотру сложившейся системы международных отношений и вступивших на путь агрессии для достижения своих целей.

Неопределенный характер обязательств японо-германского соглашения объясняется нежеланием Японии связывать себя более конкретными условиями договора с гитлеровским правительством в то время, когда Германия только начала открытый процесс наращивания вооруженных сил и пока отставала по уровню военного потенциала от ведущих стран Европы.


[1] Сборник документов по международной политике и международному праву № 6 М. НКИД, 1934 с. 174.

[2] Джеймс Комптон: Свастика и орел: Гитлер, Рузвельт и причины Второй мировой войны: 1933-1941 гг.М. 2007. С.167

[3] Ikuhiko Hata. Continental expansion, 1905-1941, // The Cambridge History of Japan Vol. 6 The Twentieth Century. Ed. by Peter Duus, Cambridge University р.283

[4] Ryuichi Kaji. Japan ein Kulturüberblick. Tokyo 1938, S.96

[5]Berthold J. Sander-Nagashima Naval relations between Japan and Germany from the late nineteenth-century until the end of World War II. //Japanese-German Relations, 1895-1945 War, Diplomacy and Public Opinion(edited by: Christian W. Spang, Rolf-Harald Wippich ,Routledge 2006 р 43

[6] Ryuichi Kaji. Japan ein Kulturüberblick. Tokyo 1938, S.102-103

[7] Молодяков В.Э. Несостоявшаяся ось: Берлин-Москва-Токио. М., 2004.С. 94

[8] Подробнее см.: Boyd, Carl. The Extraordinary Envoy: General Hiroshi Oshima and Diplomacy in the Third Reich, 1934-1939. Washington: University Press of America, 1982

[9] Вестник Архива Президента Российской Федерации, СССР - Германия, 1933 - 1941. Предисл. Б. Бонвеча, С. Кудряшова. М.: 2009. С.142

[10] Bernd Martin, Germany between China and Japan: German Far Eastern Policy of the Interwar Period//Bulletin of the Institute of Modern History Academia Sinica No.7 1978, р. 601

[11] Вестник Архива Президента Российской Федерации, указ. соч. С.141

[12] Berthold J. Sander-Nagashima Op.cit. р.47.

[13] Вестник Архива Президента Российской Федерации, указ. соч. С.142

[14] Documents on German Foreign Policy, Series C, vol. I, p.533

[15] Fox, John P. Germany and the Far Eastern Crisis, 1931-1938: A Study in Diplomacy and Ideology, Oxford 1982 р.184

[16] DGFP, Series C, vol. I, p.894-895

[17] Каткова З.Д. Китай и державы. 1927-1937. М., 1995 с. 167.
 
« Пред.   След. »
Яндекс.Метрика
Институт Дальнего Востока РАН