Menu Content/Inhalt
Главная

Attention!

О предстоящей XII ежегодной конференция Ассоциации японоведов
12 декабря 2019 г. (четверг) в Институте востоковедения РАН будет проведена XII ежегодная конференция Ассоциации японоведов. В этом году она пройдет как юбилейное мероприятие, посвященное 25-летию Ассоциации японоведов. Тема конференции: "Исследования Японии в современной России: к 25-летию Ассоциации японоведов". В рамках конференции, будут проведены 4 секции, посвященные (1) 25-летнему юбилею Ассоциации японоведов, (2) по внешней и внутренней политике Японии, (3) по экономике и обществу Японии, (4) по истории и культуре Японии. Рабочий язык - русский.
Подробнее...
 
Добринская О.А. Япония и НАТО: перспективы партнерства Печать E-mail
01.12.2014 г.

Япония и НАТО: перспективы партнерства

Добринская Ольга Алексеевна, кандидат исторических наук, младший научный сотрудник Института востоковедения РАН

Администрация С.Абэ, провозгласившая «панорамный взгляд на мир» и руководствующаяся принципом «активного пацифизма», большое внимание уделяет повышению международного статуса страны и усилению ее обороноспособности.Одним из аспектов еевнешнеполитического курса можно назватьукрепление отношений с НАТО. Хотя политический диалог между Токио и Брюсселем начался в 1990-е гг., за последнее десятилетие в отношениях наметились качественные перемены.

Выступая в мае 2014г. в Брюсселе,Генеральный секретарь НАТО Андерс фогРасмуссен назвал Японию старейшим партнером НАТО за пределами Евроатлантической зоны[1]. Механизм регулярных консультацийна высоком уровне между Японией и НАТО был запущен в 1993 г., однако до событий 11 сентября 2001 г. интересы Японии и НАТО серьезно не пересекались. В Токио обеспечение безопасности (в основном национальной и региональной) мыслилось в контексте японо-американского союза, а жесткие ограничения исключали возможность участия сил самообороны в многосторонних военных операциях за рубежом. Интересы НАТО также носили региональный характер, поэтому общие сферы сотрудничества в области безопасности практически отсутствовали.

Сближение Японии и НАТО наблюдается с середины 2000-х гг., и оно обусловлено рядом факторов. Стремление Североатлантического альянсаукреплять связи со странами, не участвующими в формальных программах партнерства, продиктовано необходимостью получения поддержки извне, что показала операция в Афганистане, первая военная операция НАТО за пределами географической зоны ответственности альянса. В 2004 г. НАТО был введен в оборот термин «контактные страны» (позже появился термин «другие партнеры на земном шаре») - государства, не участвующие в механизмах формального партнерства, но разделяющие стратегические интересы и базовые ценности альянса и проявляющие желание взаимодействовать.Принятие в 2010 г. новой стратегии развития, одной из ключевых задач которой стало осуществление «безопасности на основе сотрудничества», закрепило курс на сближение с «другими партнерами на земном шаре».В связи с перспективой вывода войск из Афганистана НАТО поставила целью закрепить и развить связи, установившиеся во время военной операции в этой стране.

В контексте глобализации интересов НАТО наблюдается повышенное внимание к странам Азиатско-тихоокеанского региона, являющимися союзниками США. Так, после одобрения курса на развитие отношений с контактными странами,в 2005 г. Генеральный секретарь НАТО впервые отправился в турне по АТР, где посетил Австралию, Новую Зеландию и Японию. Выступая в Токио, он подчеркнул, что Японию и НАТО объединяют приверженность общим ценностям и общие угрозы глобального характера.Американские союзники в регионе в том или ином формате принимали участие в операции в Афганистане, с ними у НАТО подписаны программы индивидуального партнерства и сотрудничества (июнь 2012 г. - с Новой Зеландией, февраль 2013 г.- с Австралией, сентябрь 2012 г. - с Южной Кореей), в июне 2012 г. была подписана Совместная политическая декларация НАТО и Австралии, в 2013 г. Генсек НАТО впервые посетил Южную Корею. Таким образом, новые отношения с Японией логично вписываются в контекст изменившегося подхода НАТО к странам АТР.

Другим фактором, определяющим сближение Японии и НАТО, является трансформация внешней и оборонной политики Токио. Ситуация, сложившаяся после террористических актов 2001 г., сформировала новую повестку дня в сфере безопасности Японии. Она характеризуется повышением внимания к вопросам глобальной безопасности, созданием прецедентов участия японских военных в операциях, не подпадающих под определение операций по поддержанию мира (ОПМ) под эгидой ООН. Важными вехами в трансформации японской политики обеспечения безопасности стало повышение в 2007 г. статусаУправления национальной обороны до министерства, а также включение международной деятельности в сферу первоначальных миссий сил самообороны.

Операция в Афганистане стала первым случаем оперативного взаимодействия Японии и НАТО. Силы самообороны осуществляли снабженческую поддержку коалиции в Индийском океане в операции Несокрушимая свобода. Несмотря на то, что Япония не направляла силы самообороны в состав Международных сил содействия безопасности (МССБ), ееневоенное содействие НАТО в Афганистане было и остается весьма существенным. Токио курировал деятельность по разоружению и возвращению в мирную жизнь боевиков движения талибан, оказывал поддержку в финансовом обеспечении и учебной подготовке афганской полиции, осуществлял проекты в сфере безопасности человека в сотрудничестве с натовскими Группами Восстановления Провинций (ГВП), мобилизовал донорскую помощь на нужды страны.

Участие в восстановлении Ирака вновь продемонстрировало готовность Японииприсоединяться к многосторонним операциям за пределами своих границ. В Ираке силы самообороны работали в контакте с натовскими контингентами (с британским и голландским). Помимо этого японские военные вместе с силами НАТО участвовали в миротворческих операциях ООН в Камбодже, на Голанских высотах, в Гаити, Южном Судане. По словам С.Абэ, 50 тыс японских военнослужащих приняли участие в различных международных операциях[2].

Помимо оказания помощи в постконфликтном урегулировании Токио осуществлял и другие операции во взаимодействии с Брюсселем. К ним относится участие сил самообороны совместно с войсками НАТО в ликвидации последствий землетрясения в Пакистане в 2005 г., миссия по борьбе с пиратством в районе Аденского залива, начавшаяся в марте 2009 г.Помимо непосредственного участия в многосторонних операциях, Япония разделяет приверженность борьбе с распространением оружия массового уничтожения (ОМУ), входит в «ядро» государств-основателей Инициативы по борьбе с распространением ОМУ (ИБОР), ее наблюдатели неоднократно присутствовали на учениях НАТОв рамках ИБОР. Токио оказывает финансовую поддержку проектовнатовских целевых фондов по уничтожению боеприпасовв Афганистане, Таджикистане, Азербайджане, Грузии.

Таким образом, Япония и НАТО уже неоднократно имели опыт взаимодействия на оперативном уровне, однако это взаимодействие не носило системного характера и не рассматривалось как направление внешней и оборонной политики Японии[3].

Инициатива НАТО по развитию партнерских отношений с Японией получила отклик в Токио. В 2006 г. министр иностранных дел Т.Асо посетил Североатлантический совет, где заявил о готовности Японии развивать практическое сотрудничество, в частности, подчеркнув ее заинтересованность в военных обменах. Уже вскоре чиновники Управления обороны получили возможность присутствовать в качестве наблюдателей на учениях НАТО в Черном море, с 2006 г. был дан старт программе учебных стажировок японских военных в Оборонном колледже НАТО[4]. Через год С.Абэ стал первым главой японского государства, выступившим в Североатлантическом совете. Премьер-министр заверил европейских партнеров в готовности Японии осуществлять международное сотрудничество в сфере обеспечения мира. Сотрудничество с НАТО рассматривалось как элемент укрепления японо-американского взаимодействия, в 2007 г. оно было упомянуто в Общих стратегических целях Японии и США.Оно также соответствовало проводимой С.Абэ «дипломатии ценностей», курсу на усиление международной составляющей сил самообороны. Однако на практическом уровне Япония не была готова сделать шаг навстречу НАТО, в частности, усилить свое присутствие в Афганистане, о чем просили и Вашингтон, и Брюссель. Расклад внутриполитических сил в стране не способствовал возможности расширения миссии в Афганистане, однако с 2007 г. Япония начала сотрудничать с ГВП НАТО по проектам в сфере безопасности человека.

Возглавив правительство повторно в декабре 2012 г., С.Абэвернулся к тематике сближенияЯпонии и НАТО.Вапреле 2013 г.сторонами была подписана Политическая декларация - основополагающий документ, зафиксировавший общность интересов и определивший стратегические направления сотрудничества. Выступая в Североатлантическом совете в мае 2014 г., С.Абэ назвал Японию естественным и надежным партнером НАТО[5]. Во время его визитабыла принята Индивидуальная программа партнерства, конкретизирующая дальнейшие шаги.Среди возможных сфер совместной работы названы защита от кибер-угроз, гуманитарное содействие и ликвидация последствий стихийных бедствий, борьба с терроризмом, разоружение, безопасность на море, комплексный подход к урегулированию конфликтов, научно-техническое сотрудничество в сфере обороны и др. Практическим шагом по реализации программы стало проведение в сентябре 2014 г. первых в истории совместных учений Японии и НАТО по борьбе со стихийными бедствиями.

Партнерские отношения с НАТОпризваны усилить дипломатические позиции Япониив мире, в том числе по волнующим ее вопросам безопасности в регионе. Токио заинтересован в выработке единого подхода к ситуации вокруг КНДР (выступая в 2007 г.,С.Абэ призвал страны альянса принять меры в связи с ядерными испытаниями Северной Кореи, а также коснулся проблемы похищенных японских граждан). Япония стремится заручиться поддержкой своей политики и в отношении Китая. После событий на Украине Япония подчеркнулаважность сохранения статус-кво в мире, проводя параллели между Европой иАТР, в свете территориального спора с Китаем.

Япония также заинтересованав повышении уровня практического взаимодействия, улучшении оперативной совместимости с НАТО. Сотрудничество с Североатлантическим альянсом будет способствовать укреплению потенциала сил самообороны, обеспечит более широкое участие в многостороннем планировании. Военные обмены, совместные учения, научно-технологическое взаимодействие направлены на сближение стандартов деятельности вооруженных сил Японии и НАТО.

Процесс вовлечения Японии в международную деятельность по обеспечению безопасности носит необратимый характер.Сотрудничество с НАТО отвечает духу «активного пацифизма», который декларирует Япония в последнее время. Изменение трактовки 9 статьи конституции открывает дорогу для более активного участия сил самообороны в операциях за рубежом.

При этом следует учитывать, что зачастую военные действия, направленные на урегулирование международных кризисов,выходят за рамки традиционных операций по поддержанию мира ООН и носят характер ad-hoc коалиций, ядром которых являются НАТО. Североатлантический альянс участвует практически во всех операциях, связанных с обеспечением безопасности на земном шаре.

Сотрудничество со странами АТР становится естественным продолжением деятельности альянса. Партнерство Японии и НАТО отражает глобализацию интересов этой организации, а также стремление японского руководства к укреплению военно-политической роли своей страны в мире.

Сближение НАТО и Японии можно рассматривать как составную часть процесса установления более тесных связей между европейскими и азиатско-тихоокеанскими союзниками США. Это облегчит проведение различных операций под эгидой Вашингтона, повысит эффективность взаимодействия между американскими союзниками в различных уголках мира при осуществлении возможных военных действий.

[1]Joint press pointwith NATO Secretary General Anders Fogh Rasmussen and the Prime Minister of Japan, Shinzo Abe. 7.05.2014. -http://www.nato.int/cps/en/natohq/opinions_109507.htm

[2]Japan and NATO As "Natural Partners" - Speech by Prime Minister Abe. May 6, 2014http://japan.kantei.go.jp/96_abe/statement/201405/nato.html

[3]Подробнеесм.TsuruokaMichito.Japan-Europe security cooperation: how to "use" NATO and the EU//NIDS Journal off defense and security. #3, 2011. Pp.31-34.

[4]Hisane Masaki. Japanese PM sets out on a new-year mission. Asia times online. 9.01.2007. - http://www.atimes.com/atimes/Japan/IA09Dh02.html

[5]Japan and NATO As "Natural Partners" - Speech by Prime Minister Abe. May 6, 2014 - http://japan.kantei.go.jp/96_abe/statement/201405/nato.html.
 
« Пред.   След. »
Яндекс.Метрика
Институт Дальнего Востока РАН