Menu Content/Inhalt
Главная

Attention!

О предстоящей XII ежегодной конференция Ассоциации японоведов
12 декабря 2019 г. (четверг) в Институте востоковедения РАН будет проведена XII ежегодная конференция Ассоциации японоведов. В этом году она пройдет как юбилейное мероприятие, посвященное 25-летию Ассоциации японоведов. Тема конференции: "Исследования Японии в современной России: к 25-летию Ассоциации японоведов". В рамках конференции, будут проведены 4 секции, посвященные (1) 25-летнему юбилею Ассоциации японоведов, (2) по внешней и внутренней политике Японии, (3) по экономике и обществу Японии, (4) по истории и культуре Японии. Рабочий язык - русский.
Подробнее...
 
Лобов Р.Н. Политический диалог между Республикой Корея и Японией в 2014 году Печать E-mail
03.12.2014 г.

Политический диалог между Республикой Корея и Японией в 2014 году: противоречия сохраняются

Лобов Роман Николаевич, ИДВ РАН, аспирант

Японское направление остается одним из ключевых направлений внешней политики Республики Корея. Тем не менее, в течение последних двух лет, взаимоотношения между Сеулом и Токио переживают не самые лучшие времена: сказывается груз накопившихся за многие годы проблем. И эти проблемы оказывают достаточно серьезное влияние на состояние политического диалога между двумя странами.

Официальная позиция относительно дальнейшего развития двусторонних отношений не раз была обозначена в публичных выступлениях президента РК Пак Кынхе. В Сеуле настаивают на том, что нормализация двусторонних отношений невозможна без принятия Японией «правильного взгляда» на историю двусторонних отношений. Сложно сказать однозначно, в чем заключается этот «правильный взгляд» и чем конкретно он отличается от точки зрения, принятой за основу в Южной Корее. Вообще говоря, в южнокорейском обществе сложился консенсус относительно оценки роли японского влияния на Корейском полуострове. В условиях господства в умах корейских обывателей националистических воззрений, заключающихся, в том числе и в неприятии любых попыток посягательства на суверенитет Кореи извне, отношение к Японии остается неоднозначным: с одной стороны, японская экспансия в Восточной Азии и ее последствия безоговорочно осуждаются, а период японского колониального правления, как правило, рассматривается как «темные века» Кореи, едва не приведшие к уничтожению корейской нации; с другой стороны -все-таки, полное неприятие всего, что связано с Японией осталось достоянием первых послевоенных десятилетий новейшей истории РК. Это порождает соответствующие подходы к выстраиванию отношений с Японией.

Стоит отметить, что полноценной двусторонней встречи лидеров Японии и Республики Корея так и не состоялось, как и не состоялся обмен визитами руководителей двух стран. Еще в ноябре 2013 г., президент РК Пак Кынхе заявила, что в сложившихся условиях двусторонняя встреча на высшем уровне невозможна[1]. Через год, в октябре 2014 г., комментируя послание СиндзоАбэ с предложением о проведении двусторонней встречи, Пак Кынхе заявила: «Южнокорейско-японские отношения иногда становились только хуже после проведения встреч глав двух стран. Поэтому в вопросе подготовки к двустороннему саммиту приоритет должен отдаваться искренним стремлениям и усилиям сторон, направленным на избежание ошибок прошлого»[2]. То есть, как видим, позиция президента страны по вопросу проведения встречи в верхах практически не изменилась. Между тем, 1 ноября посол Республики Корея в Японии ЮХынсу заявил, что обсуждение РК и Японии возможности проведения двустороннего саммита в рамках международных мероприятий (саммиты АТЭС, АСЕАН и G20) проходит без особых успехов[3]. Между тем, 13 ноября с.г. президент РК Пак Кынхе предложила провести трехстороннюю встречу глав государств РК, КНР и Японии. Встречи в подобном формате проводились в 2008-2012 гг.[4] Следует отметить, что ранее, благодаря усилиям американской дипломатии, лидеров двух государств, все же, удалось усадить за один стол для длительных переговоров - это произошло в марте 2014 г., на полях Саммита по ядерному нераспространению в Гааге[5].

На фоне фактического отсутствия политического диалога на уровне глав государств, развивались контакты на уровне министерств иностранных дел двух стран. В частности, директор департамента Северо-Восточной Азии МИД РК Ли Сандок и директор Азиатско-Тихоокеанского департамента ДзюнъитиИхара провели в течение года несколько раундов переговоров по проблеме женщин-комфортанток[6]. Переговоры по столь специфической проблеме успехом не увенчались. Помимо этого, планируется проведение встречи глав министерств иностранных дел в декабре 2014 года[7].

Одним из важнейших событий во взаимоотношениях между Сеулом и Токио стало проведение стратегического диалога, в котором приняли участие заместители глав МИД двух стран - ЧоТхэён и Акитака Сайки[8]. Ранее проведение стратегического диалога планировалось в декабре 2013 года, однако, из-за крупного скандала, который был спровоцирован посещением С.Абэ храма Ясукуни, проведение подобной встречи было отложено на неопределенный срок.

Кроме того, продолжались консультации глав делегаций на шестисторонних переговорах. В частности, 16 июля 2014 г. состоялась встреча главы делегации РК на шестисторонних переговорах по северокорейской ядерной проблеме ХванЧунгука с директором Департамента АТР МИД Японии ДзюнъитиИхара. Ключевыми вопросами на встрече стали сотрудничество по северокорейской ядерной программе и проблеме японцев, похищенных северокорейскими спецслужбами[9]. Несмотря на то, что у двух стран существуют определенные разночтения в подходах к решению северокорейской ядерной проблемы, и выстраиванию отношений с Пхеньяном, именно эти аспекты двусторонних отношений остаются полем для конструктивного диалога, более того - способны повлиять на сближение двух стран.

Какие проблемы находились на повестке дня двустороннего политического диалога между Сеулом и Токио? Во-первых, это были вопросы, связанные с историческими спорами - разногласиями между двумя странами по поводу восприятия исторического наследия двусторонних отношений между РК и Японией, к которым относятся и проблема женщин-комфортанток (кор. 慰安婦위안부вианбу; яп. ианфу) Интересно отметить, что территориальный спор по поводу принадлежности островов Токто (кор.獨島독도Токто; яп. Такэсима) отошел на второй план. Во-вторых, определенный резонанс получили события вокруг изменения официальной трактовки 9-й статьи Конституции Японии, которая, со множеством оговорок, предполагала реализацию права Японии на коллективную самооборону и использование Сил Самообороны для миротворческих операции за рубежом. Сообщения об этом встретили неприятие в Сеуле. Министерство обороны РК прямо запретило Японии осуществлять право на коллективную самооборону в зоне совместных южнокорейско-американских операций без согласования с официальным Сеулом. В-третьих, на повестке дня традиционно остаются вопросы, связанные с урегулированием Ядерной проблемы Корейского полуострова.


[1]Japan Times, 4.11.2013

[2]KBS, 25.10.2014

[3]KBS, 3.11.2014

[4]KBS, 14.11.2014

[5]Рёнхап, 21.03.2014

[6]KBS, 28.11.2014

[7]KBS, 14.11.2014

[8]KBS, 2.10.2014

[9]KBS, 15.07.2014.
Последнее обновление ( 03.12.2014 г. )
 
« Пред.   След. »
Яндекс.Метрика
Институт Дальнего Востока РАН