Menu Content/Inhalt
Главная

Attention!

О предстоящей XII ежегодной конференция Ассоциации японоведов
12 декабря 2019 г. (четверг) в Институте востоковедения РАН будет проведена XII ежегодная конференция Ассоциации японоведов. В этом году она пройдет как юбилейное мероприятие, посвященное 25-летию Ассоциации японоведов. Тема конференции: "Исследования Японии в современной России: к 25-летию Ассоциации японоведов". В рамках конференции, будут проведены 4 секции, посвященные (1) 25-летнему юбилею Ассоциации японоведов, (2) по внешней и внутренней политике Японии, (3) по экономике и обществу Японии, (4) по истории и культуре Японии. Рабочий язык - русский.
Подробнее...
 
Киреева А.А. Реинтепретация Конституции Японии: последствия для Восточной Азии и России Печать E-mail
03.12.2014 г.

Реинтепретация Конституции Японии: последствия для Восточной Азии и России

Киреева Анна Андреевна, к.полит.н., преподаватель кафедры востоковедения МГИМО(У) МИД России

1 июля 2014 года Кабинет министров Японии принял резолюцию, направленную на изменение толкования 9 статьи Конституции в части права Японии на коллективную самооборону. Реализация права на коллективную самооборону означает возможность использования сил самообороны Японии в целях защиты союзников на территории других государств и фактически позволяет использовать военную силу за пределами страны.

Данное решение, принятое в день 60-ти летней годовщины создания Сил самообороны, изменило интерпретацию 9 статьи Конституции, принятой в 1947 г. в условиях послевоенного мира и оккупационного режима США и действующей до сих пор без каких-либо поправок, в соответствии с которой Япония отказывается от войны как суверенного права нации, а также от угрозы или применения вооруженной силы как средства разрешения международных споров. Помимо изменения интерпретации Конституции, премьер-министр Синдзо Абэ предложил изменить законодательство, расширяющее возможности использования сил самообороны Японии, в том числе в усилении их потенциала реагирования на конфликтные ситуации, такие как захват «отдаленных островов»[i].

Решение правительства Японии по поводу реализации права на коллективную самооборону включает в себя три критерия, при которых становится возможным принятие мер, направленных на помощь дружественной стране: 1) атака на союзника представляет явную угрозу существования Японии или может значительным образом сказаться на реализации конституционных прав граждан Японии на жизнь, свободу и стремление к счастью; 2) другого способа отражения нападения и защиты Японии и японских граждан не существует; 3) использование силы сведено до минимального необходимого уровня[ii].

Критики делают акцент на том, что данное решение после принятия соответствующих законов в японском парламенте позволит использовать Силы самообороны за рубежом для защиты союзников Японии даже в том случае, если агрессия не будет направлена против Японии и самой Японии ничего не будет угрожать. С этой точки зрения многие японские и иностранные эксперты расценивают это как коренное изменение послевоенной стратегии Японии в области безопасности[iii].

В то же время, право на коллективную самооборону является «неотъемлемым» правом для государств-членов ООН в соответствии с 51 статьей Устава, и отказ от его использования на основании прежней интерпретации Конституции был добровольным самоограничением Японии. С точки зрения международного права не существует никаких препятствий для реализации Японией права на коллективную самооборону. При этом важно отметить, что решение правительства Японии предполагает использование права на коллективную самооборону в соответствии с 9 статьей Конституции только в том случае, когда какие-либо действия представляет угрозу безопасности Японии. По заявлению премьер-министра Японии Синдзо Абэ, Япония никогда не будет принимать участие в военных операциях, подобных войне в Ираке. Таким образом, ситуации, в которых Япония может применить подобное право, заведомо ограничены критерием необходимости наличия угрозы для самой Японии[iv].

Ключевым моментом в политике кабинета Синдзо Абэ является позиционирование Японии как мирной страны, которая должна в соответствии с новой стратегией «активного пацифизма» (積極的平和主義), принятой в декабре 2013 г., увеличить свой вклад в поддержание мира. В то же время, квинтэссенцией курса премьер-министра можно назвать превращение Японии в «нормальную страну» и увеличение ее собственного военного потенциала, на что направлено увеличение расходов на оборону. Неудивительно, что данный курс нашел полную поддержку главного союзника Японии - США. Министр обороны США Чак Хейгел заявил, что данное решение позволит США и Японии участвовать в более широком круге операций и сделает альянс двух стран более эффективным[v].

Другую картину рисует реакция стран региона, переживших агрессию Японии во время второй мировой войны. Представители МИД КНР сразу же подвергли критике правительство Японии, т.к., по их мнению, новая международная политика Японии представляет угрозу для всей Азии. Председатель КНР Си Цзиньпин, выступая на мероприятиях, посвященных 77-летней годовщине начала войны с Японией, сделал ряд критично настроенных высказываний по поводу уважения вопросов истории и осудил тех, кто «игнорирует неудобные исторические факты», явно имея в виду националистическую риторику нынешнего кабинета министров Японии. Южная Корея с опасением отнеслась к принятому Японией решению, заявив, что все вопросы, связанные с безопасностью Корейского полуострова и возможным присутствием японских сил самообороны, должны решаться только после запроса и одобрения со стороны правительства страны. Страны АСЕАН, в особенности вовлеченные в территориальные споры с Китаем Вьетнам и Филиппины, достаточно благосклонно восприняли подобные изменения и не выразили публичной критики, в то время как другая близкая Японии страна - Австралия, полностью поддержала политику Японии на данном направлении[vi].

Реакция России была достаточно сдержанной: по заявлению представителя МИД РФ Александра Лукашевича, сделанному 7 июля, Россия рассчитывает, что Япония будет проявлять сдержанность в вопросах военной активности. Он заявил: «Мы не хотели бы давать поспешных оценок декларированию японским правительством права на коллективную самооборону. Все будет зависеть от его дальнейших практических шагов»[vii].

Япония имеет одну из самых модернизированных и хорошо оснащенных армий мира, а ее морские силы самообороны являются самыми мощными в Азии[viii]. Япония наряду с США является страной, поддерживающей статус-кво в регионе Восточной Азии. Право Японии на участие в коллективной самообороне увеличивает ставки в случае действий, направленных на изменение регионального порядка. В частности, в случае возникновения вооруженных конфликтов на Корейском полуострове и вокруг Тайваня Япония окажется вовлеченной в военные конфликты. Это значительно повышает риски противоборствующих сторон и с этой точки зрения делает такие конфликты менее вероятными. Это отражает политику кабинета Синдзо Абэ по увеличению потенциала сдерживания в регионе[ix]. В то же время, опасения окружающих Японию стран, в свою очередь, могут привести к тому, что данные изменения вместо того, чтобы оказывать желаемый сдерживающий эффект на страны региона, могут наоборот привести к усилению военно-политической конфронтации в регионе и формированию конфликтных ситуаций с участием Японии[x].

Для России, заинтересованной в региональной стабильности с целью реализации проектов по развитию регионов Сибири и Дальнего Востока, данные соображения имеют особенно важное значение. Сотрудничество с Китаем, Японией, государствами Корейского полуострова и странами АСЕАН, в особенности с Вьетнамом, имеют возрастающее значение в контексте активизировавшегося в настоящий момент поворота России на Восток.

[i] Smith Sh. Reinterpreting Japan's Constitution // 03.07.2014. Forbes Asia. - Mode of access: http://www.forbes.com/sites/sheilaasmith/2014/07/03/reinterpreting-japans-constitution/ (дата обращения 14.07.2014); Wallace C. Evolution, not revolution, for Japan's military posture // 07.07.2014. East Asia Forum. - Mode of access: http://www.eastasiaforum.org/2014/07/07/evolution-not-revolution-for-japans-military-posture/ (дата обращения 14.07.2014)

[ii] Green M. Ten Myths About Japan's Collective Self-Defense Change // 10.07.2014. The Diplomat. - Mode of access: http://thediplomat.com/2014/07/ten-myths-about-japans-collective-self-defense-change/ (дата обращения 14.07.2014)

[iii] Yamaguchi J. Acceptance of collective self-defense would recklessly destroy the Constitution // 03.07.2014. Asahi Shimbun. - Mode of access: http://ajw.asahi.com/article/forum/security_and_territorial_issues/japan_us/AJ201406030047 (дата обращения 14.07.2014); Abe guts Article 9 // The Japan Time. 02.07.2014. - Mode of access: http://www.japantimes.co.jp/opinion/2014/07/02/editorials/abe-guts-article-9/#.U7vObK4YIbA (дата обращения 14.07.2014)

[iv] Green M. Ten Myths About Japan's Collective Self-Defense Change.

[v] Japan Policy Shift to Ease Restrictions on Military // 01.07.2014. The Wall Street Journal. - Mode of access: http://online.wsj.com/articles/japan-policy-shift-to-ease-restrictions-on-military-1404211813 (дата обращения 14.07.2014)

[vi] Green M. Ten Myths About Japan's Collective Self-Defense Change.

[vii] Ответ официального представителя МИД России А.К.Лукашевича на вопрос СМИ относительно принятого японским правительством решения об отказе от самоограничений в оборонной сфере // 07.07.2014. МИД РФ. - Режим доступа: http://www.mid.ru/brp_4.nsf/newsline/98FACFB4FA1F33C944257D0E0052E2BB (дата обращения 14.07.2014)

[viii] Vijay Sakhuja. Asian Maritime Power in the 21st Century: Strategic Transactions, China, India and Southeast Asia. - Singapore: ISEAS, 2011. - p. 71.

[ix] Wallace C. Evolution, not revolution, for Japan's military posture.

[x] Abe guts Article 9.
 
« Пред.   След. »
Яндекс.Метрика
Институт Дальнего Востока РАН