Menu Content/Inhalt
Катасонова Е.Л. Китано Такэси: от смешного до трагичного один шаг Печать E-mail
26.02.2015 г.

Китано Такэси: от смешного до трагичного один шаг

Катасонова Е. Л.

Его называют японским Тарантино и самым известным ганстером японского экрана, а еще - человеком-оркестром: режиссер, актер, продюсер, монтажер, шоумен, телеведуший, журналист, писатель, сценарист, художник и даже певец. Речь идет о непредсказуемом, «великом и ужасном» Китано Такэси - живой легенде японского кино.

Режиссерский дебют Китано состоялся довольно поздно - в 1989 г., когда крупнейшая кинокомпания «Сётику» приступала к съемкам своего очередного криминального боевика «Жестокий полицейский». К своим 42 годам Китано еще не обладал большим опытом в кино, но уже успел сняться в нескольких фильмах. Главной из них в его кинематографической судьбе стала лента прославленного режиссера Осима Нагиса «Счастливого Рождества, Мистер Лоуренс» (1983). Тогда на съемочной площадке Китано впервые встретился с культовым писателем и актером Мисима Юкио. А его экранным партнером выступил знаменитый английский актер и певец Дэвид Боуи. Забегая вперед, следует сказать, что в 1999 г. Китано довелось раз в своей жизни сняться у Осима в последней картине мастера «Табу».

А сейчас Китано ждала встреча с другим крупным профессионалом в области криминального кино Фукасаку Киндзи. Однако в процессе подготовки к съемкам известный режиссер неожиданно отказался от участия в этом проекте, и тогда неожиданно для всех эту работу предложили харизматичному Китано. Так начиналась его режиссерская биография.

А как актер Китано дебютировал задолго до этого в комедийном дуэте «Два Бита» («Two Beats»), выступая под именем Бит Такэси вместе со своим постоянным сценическим партнером Канэко Киёси, назвавшим себя Бит Киёси. Кстати говоря, этот свой первый актерский псевдоним Китано сохранил и по сей день и продолжает широко использовать его в своей актерской и сценической деятельности, тогда как в качестве режиссера его уже давно величают как Китано Такэси.

Уже с первых шагов в большом кино Китано никогда не стремился с фотографической точностью воспроизвести когда-то увиденное им в жизни, а всегда пропускал реальные воспоминания через свое богатое художественное воображение. Так рождался его оригинальный режиссерский стиль, которым будут отмечены все будущие работы. Четко сформулировать особенности это стиля трудно, но, как отмечают исследователи: «Внешне в его ганстерских фильмах причудливо переплетаются откровенное насилие и ироническая комедия, минимум диалога и максимум действия, четкое построение кадра и "мягкий" монтаж фильмов» [1]. А еще «кинематографию от Китано» отличают так называемые «длинные стоп-кадры», в которых почти не происходит действия или сразу же показываются последствия произошедших событий, пропуская промежуточные этапы.

Но самый главный секрет успеха Китано состоит в том, что его так называемые «черные» ленты», хотя и отражают нигилистическое отношение мастера к жизни, они почти всегда наполнены теплом и вниманием к своим героям. Несмотря на постоянно льющуюся кровь, шокирующую жестокость и грубый юмор, они всегда несут в себе глубокий философский подтекст и поднимают глубокие вопросы морали, давая пищу для серьезных и продолжительных размышлений.

В 1990 г. выходит уже его второй по счету режиссерский фильм «Точка кипения» (1990), где Китано одновременно выступил и в качестве сценариста, и в качестве актера, сыграв роль якудза-маргинала. И эта смелая кинематографическая находка в дальнейшем превратилась в одну из отличительных сторон его творчества. Ведь Китано всегда был и остается, прежде всего, большим и самобытным актером, воспитанным на традициях театра Кабуки с его гротескной и во многом условной игрой актеров и созданными ими яркими образами прошлого, среди которых немало злодеев и преступников.

А еще Китано многое подчеркнул из кинематографического опыта своих предшественников, и, в первую очередь, конечно же, у легендарного актера Такакура Кэн, воплотившего на экране образы многочисленных самураев и якудза: все тот же самурайский стоицизм и фатализм, презрительное отношение к смерти и т.д. Но герои Китано намного ближе к жизни и современной реальности, они практически лишены ореола криминальной и самурайской романтики, столь характерной для исполнительской манеры Такакура. И потому выглядят куда более похожими на реальные прототипы японского криминального мира, который был так хорошо знаком Китано и по детским воспоминаниям, и по работе в увеселительных заведениях.

В 1993 г. режиссер завершает съемки своей знаменитой ленты «Сонатина», в которой он играет роль токийского мафиози Муракава, уставшего от своей криминальной жизни и погибающего в схватке с соперничающей бандой на Окинаве. Эта лента, состоящая их череды трагикомических эпизодов и проникнутая жестоким фарсом, была высоко оценена в Японии, в том числе и таким строгим критиком, как известный писатель Оэ Кэндзабуро. Но куда большую популярность лента получила на Западе. Именно тогда здесь впервые по-настоящему оценили талантливого японского режиссера, а среди его новых многочисленных поклонников оказался даже Квантино Тарантино и др. Спустя пять лет прославленный американский режиссер вновь вернется к этому фильму и творчеству Китано, создав своеобразные американские римейки его «Сонатины» -«Violent Cop» (1998) и «Boilling Point» (1999).

Но вслед за громким творческим триумфом Китано ждала большая жизненная трагедия: он попадает на мотоцикле в страшную аварию, буквально чудом оставшись в живых. Тяжелые ранения привели к параличу правой половины тела, и, несмотря на сложные хирургические операции, которые пришлось ему перенести, одна сторона лица так и осталась практически неподвижной, напоминая застывшую театральную маску, как бы разделенную на две части и выражающие одновременно смех и печаль. Так у Китано возник новый брутальный имидж человека с раздвоенной личностью комедианта и трагика, за которым скрывалась «бесконечная диалектика» его жизни и творчества.

Никто не верил тогда в скорое возвращение режиссера в профессию. Но он сделал это, начав со своего участия в фильмах других режиссеров. В 1994 г. он исполнил одну из главных ролей в фильме «Рождение пастыря», созданном по его же сценарию режиссером Тэмми Тосихиро. Столь же блестящей оказалась и его актерская работа в фильме «Гонин», поставленном в 1995 г. режиссером Исии Такэси, и т.д. И том же 1995 г. он уже представил публике свой новый легкий комедийный фильм «Снял кого-нибудь?» с главным персонажем, мечтающим заняться сексом в машине. И хотя лента чем-то напоминала пародию на популярные японские фильмы типа любимой всеми «Годзилла» и т.д., она не вызвала интереса у японского зрителя. Но Китано продолжает активно снимать. В 1996 г. на экраны страны выходит его во многом автобиографичная картина «Ребята возвращаются». Она также стала во многом проходной в творчестве Китано, но привлекла внимание своим символическим названием, в котором нетрудно разгадать начало нового этапа в творчестве режиссера.

В эти годы он серьезно занялся живописью. Свои красочные рисунки в примитивистском стиле, чем-то напоминающие работы Марка Шагала, он стал помещать в качестве иллюстраций в свои книги, печатать на обложках саундреков к собственным фильмам, демонстрировать на художественных выставках и т.д. Но наиболее ярко и интересно он представил свои художественные творения в фильме 1997 г «Фейерверк», где они органично дополняют образную систему ленты. Даже само название фильма, которое пишется по-японски двумя иероглифами - цветок и огонь также звучит весьма живописно и символично как вечная борьба противоположностей: жизнь и смерть, нежность и жестокость и т.д.

Этот фильм - один из самых успешных в творчестве мастера был отмечен высшей наградой Венецианского кинофестиваля - «Золотым львом» за режиссуру. Но здесь Китано, как всегда, великолепен и как актер. Он играет роль отставного полицейского, решившего ограбить банк, чтобы добыть деньги. А деньги нужны ему для того, чтобы исполнить сокровенное желание его умирающей жены и отправиться вместе с ней в последнее в их жизни путешествие по тем местам, где она всегда мечтала побывать. А когда пришла пора расплаты за содеянное - все проблемы он решает одним выстрелом пистолета в висок.

После «Фейервека» Китано, казалось бы, уже навсегда расстался с криминальным жанром, сняв вслед за этим трогательную и одновременно забавную ленту фильм «Кикудзиро (1999), навеянную воспоминаниями о своем отце. Эта лента о сложных отцовско-сыновних отношениях мальчика-сироты и мужчины-пьяницы, судя по татуировке, мелкого непутевого якудза в недалеком прошлом. Его роль исполнил сам Китано. И здесь Китано-режиссер дает Китано-актеру неограниченные возможности блеснуть своим комедийным талантом» [2].

А вот «Брат якудза» (2000) - это новая вариация жанра якудза-эйга с использованием совершенно непривычного для режиссера материала. Действие картины развертывается в японском квартале Лос-Анджелеса, где насмерть схлестнулись банды японской и американской мафии. Своеобразие этой ленты состоит в том, что образы якудза выглядят как бы вмонтированными в канву американского боевика. Но в США, на фоне чисто американского преступного мира якудза предстают как современные преступники, живущие еще во многом в соответствии с кодексом самурайской чести. А в остальном фильм, как и большинство из созданных им картин и портретов представителей японского криминала во многом напоминают американские боевики. Вот почему фильм Китно был понят и с большим интересом принят в США и других странах.

Так японские ганстерские фильмы - якудза эйга, долгие годы ориентированные исключительно на вкусы своего отечественного зрителя, благодаря творчеству Китано приобретают в 1990-е годы огромную популярность за рубежом. А сам режиссер становится на Западе лицом японского кино 1990-х гг. Как отмечал известный японовед Ю.Георгиев: «Своеобразный сплав элементов старых японских ганстерских фильмов, окрашенных непривычной для западного зрителя романтикой самурайского рыцарства, с традициями американского боевика, очевидно, и создает ту гремучую смесь, которая привлекает всеобщее внимание к Такэси Китано и делает его идолом любителей ганстерских фильмов не только в Японии, но и далеко за ее пределами [3].

Большие ожидания и зрители, и критики связывали с выходом его по-своему юбилейной - десятой по счету картины «Куклы» (2002). В «Куклах» Китано, известный своими страшными кровавыми историями, впервые решился рассказать о трагической любви. Однако без смерти, ран и крови, как всегда, тут тоже не обошлось. Не зря он даже однажды назвал «Куклы» «самым жестоким из своих творений» [4]. Между тем, фильм получился необычайно поэтичным и живописным. За основу его сценария взяты пьесы, написанные прославленным драматургом прошлого Тикамацу Мондзаэмон для кукольного театра Бунраку, и вся стилистика лента выдержана в традициях этого средневекового искусства. Здесь и пейзажи небывалой красоты, походящие на театральные декорации, и восхитительные костюмы от известного модельера Ямамото Ёдзи, и, необычайный накал человеческих страстей, на который способны лишь герои старинных драм. В общем, полная стилизация жизни под средневековый театр с его условностями, гиперболизацией, символикой и поэтикой, которая удивительным образом соединяется в картине с самыми актуальными достижениями в области монтажа, цветовых решений, звука и т.д.

Фильм стал у нас в стране хитом артхаузного показа за 2002 г., а в Венеции вызвал бурю оваций и восторженных рецензий, но, к удивлению для многих, не получил заслуженной награды жюри. Сам же Китано впоследствии признавал, что допустил в «Куклах» много ошибок [5] и даже сожалел по поводу того, что не выпустил этот фильм под каким-нибудь другим странным псевдонимом. «Тогда было бы проще воспринять "Затойчи", потому что это - настоящее кино от Китано», - заметил режиссер в одном из своих интервью [6].

Сомнения Китано оказались напрасными. Фильм «Затойчи» (2003) был прекрасно принят во многих странах, получив в Венеции «Серебряного льва» за лучшую режиссерскую работу и приз зрительских симпатий в Торонто. А в России картина признана одним, если не самым великолепным зрелищем киногода [7]. В ней Китано вновь выступил не только в качестве режиссера, но и сыграл роль самого Затойчи, странствующего слепого массажиста, виртуозного фехтовальщика, готового в любой момент вступиться за обиженных и наказать врагов, молниеносно обнажив свой меч. Этот фольклорный киноперсонаж - своеобразный японский Зорро или Робин Гуд был необычайно популярен в Японии в 1960-1970 гг. благодаря артисту Кацу Синтаро, блестяще сыгравшему его роль. Но Китано не стал подражать уже ранее найденным кинематографическим находкам своего предшественника, стремясь снять совершенно другой фильм и с точки зрения стиля, и с точки зрения режиссеры. И до сих пор фильм «Затойчи», пожалуй, остается его наибольшим кинематографическим успехом, в том числе и в Японии.

Творческие неудачи режиссера стали особенно очевидны в ХХI в., когда кризис в японском кино миновал. На фоне новых ярких кинематографических имен Китано стал проигрывать многим другим режиссерам, и это заметили даже на Западе. Взять, хотя бы его трилогию 2005-2008 г. - фильмы «Такэшис», «Бандзай, режиссер» и «Ахиллес и черепаха». В них режиссер вновь попытался уйти от своего привычного криминального жанра. И с позиции своего уже зрелого возраста и большого кинематографического опыта он впервые позволил себе поразмышлять вместе со зрителями о проблемах славы и творчества. Но зритель не понял этих интеллектуальных изысков, интересного захватывающего разговора не получилось. И Китано вновь вынужден был вернуться на «круги своя» - к жанру якудза эйга.

Его фильм «Беспредел» вышел в 2010 г., когда вся страна отмечала 80-летие Фукасаку Кидзи. И эта лента воспринимается многими как дань уважения великому мастеру, с которым Китано все-таки посчастливилось поработать на съемках его последней ленты «Королевская битва» (2000). Китано снялся в ней в роли учителя-садиста, хладнокровно наблюдающего за кровавой бойней, в которой бессмысленно гибнут его ученики. Этот жесткий и кровавый фильм никого тогда не оставил равнодушным. Но, а к «Беспределу» зрители и критики отнеслись достаточно прохладно, не оценив по достоинству эту пусть и не великую, но весьма профессиональную работу в области жанрового кино. Как всегда заслуживает всяческих похвал актерская работа Китано, с блеском исполнившего роль ганстера Отомо - мастера грязных дел, работающего по заказу мафиози. Она, безусловно, пополнила галерею самых запоминающихся героев якудза эйга. Но «Беспредел» на этом не закончился, и в 2013 г. зрители увидели его продолжение с еще более шокирующим названием «Полный беспредел», достаточно ярко говорящим о его содержании.

Как это порой случается в Японии, а самое яркое тому подтверждение - непростая кинематографическая судьба легендарного Куросава, у себя на родине фильмы Китано не имеют того огромного кассового успеха, как на Западе. В то время, как слава Китано как режиссера умных и неожиданных артхаусных фильмов во всем мире продолжает расти, японская публика воспринимает его скорее как популярного телеведущего и талантливого комика.

Возможно, японский зритель изрядно устал от рек крови и беспощадных убийств, так часто показываемых Китано на экране, и большинство его работ кажутся его соотечественникам «слишком жестокими и циничными, чтобы соответствовать стандартам массового проката [8]. Да и, по мнению некоторых критиков, «Китано в общем и целом лишен энергетики Фукасаку, чтобы считаться реформатором якудза эйга, но лишен он и эксцентричного таланта Судзуки Сэйдзюн, чтобы стать жанровым оригиналом» [9]. Но находятся и те, кто называет Китано «самым молодым из триумвирата классиков японского кинематографа: Куросава-Осима-Китано» [10]. Наверное, здесь сквозит явное преувеличение, однако, несомненно, что на сегодняшний день в жанре японского ганстерского кино Китано как режиссер и актер все еще не знает себе равных.

 [1] Георгиев Ю. Новые ганстеры в фильмах Такэси Китано./ Япония сегодня. C.31

[2] Денисов И. Якудза-эйга. Жанровое кино по-японски./http:www.russ,ru/pole/YAkudza-eiga

[3] Георгиев Ю, с.31

[4] Смирнова А. Почти без слов. / Большой город. 31.01.2003

[5] Там же.

[6] Китано-упрямый повар. Интервью Сэма Клебанова для журнала «Кинопарк» http://www.cinemasia.ru/docs/sections/5/_27/_9/279.html

[7] Главным художественным хитом года может стать самурайский боевик «Затойчи» культового актера и режиссера Такеси Китано/ Известия. 4.10.2003.

[8] Tom Mes and Jasper Sharp.The Midnigt Eye Guide to New Japanese Film. California, 2005.P.159.

[9] Денисов И. Якудза-эйга. Жанровое кино по-японски./http:www.russ,ru/pole/YAkudza-eiga

[10] Гудкова В. Живые куклы театра Бунраку в руках режиссера-якудзы. - НГ-антракт. 17.01.03.
Последнее обновление ( 26.02.2015 г. )
 
« Пред.   След. »
Реклама

Публикации & авторы Publications & authors

Публикации
Персоналии
******************
Publications
Persons
Яндекс.Метрика
Институт Дальнего Востока РАН