Menu Content/Inhalt
Главная arrow Публикации arrow История arrow Дегтярева А.В. Синтаксические свойства японской конструкции на tari
Дегтярева А.В. Синтаксические свойства японской конструкции на tari Печать E-mail
10.09.2015 г.

Синтаксические свойства японской конструкции на ‑tari (на материале текстов интернет-блогов) [1]

А.В.Дегтярева

Японская конструкция на ‑tari строится по общей схеме X1 + tari (X2 + tari... Xn + tari) Vaux, где X - глагол, прилагательное или существительное, а Vaux - вспомогательный глагол (обычно suru «делать», реже dekiru «мочь»). Показатель ‑tari может присоединяться к глаголу (возможен также алломорф -dari, а при отрицании kattari), прилагательному (в этом случае форма имеет вид kattari), а также к существительному и полупредикативному прилагательному через неадрессивную связку da (dattari). В стандартном случае конструкция имеет значение «(делать) X1 (X2... Xn) и тому подобное» [2].

В данной статье на корпусном материале интернет-блогов [3] рассматривается корреляция таких параметров, как количество форм внутри одной конструкции, синтаксическая позиция в предложении и наличие/отсутствие вспомогательного глагола.

В составе конструкции может быть как одна форма на tari, так и несколько. В исследуемом корпусе примерно поровну распределились случаи употребления одиночной формы на tari и неодиночной. Семантически различие между этими двумя случаями заключается в том, что функция репрезентации более полно выражается при использовании цепочки из нескольких действий. Сочинительный ряд из нескольких форм сигнализирует о том, что говорящему удалось подобрать несколько типичных событий, чтобы охарактеризовать ситуацию. В таком случае и говорящий и слушающий, как правило, могут без труда дополнить список другими похожими действиями:

(1) みんなで海辺の散歩をしたり広場で野球をしたりミニテニスをしたりのんびり楽しみました。

"Мы все неспешно проводили время, гуляя по пляжу, играя на поле в бейсбол, [играя в] пинг-понг и т.д."

Когда же говорящий употребляет всего одно действие, то это сигнал о том, что он в силу каких-либо причин не смог или не захотел указать на другие действия. При такой стратегии форма на tari выполняет роль аппроксиматива - единицы, актуализирующей значение нечеткости признака в составе сочетания со знаменательным словом любого лексико-грамматического класса (ср. англ. like, kind of и русск. «типа», «вроде») [4]:

(2) これに自然を求めて若い女性が集まったりする。

"Ведомые красотой природы, сюда вроде как съезжаются молодые девушки"

Синтаксическое различие между этими двумя группами заключается в позиции, которую конструкции с формой на tari занимают в предложении. Так, в относительном большинстве случаев одиночная форма на tari стоит в позиции вершинного сказуемого (60%), в то время как цепочка из нескольких форм чаще (65%) встречается в позиции зависимого. Можно предположить, что с точки зрения структуры дискурса, цепочка из нескольких форм на tari в большинстве случаев служит фоном, а одиночная форма чаще описывает ситуацию, принадлежащую основной нарративной линии. В синтаксисе подобное различие дискурсивных ролей выражается в распределении позиций этих двух групп.

Стоит также отметить, что конструкция с формой на tari может стоять не только в позиции сентенциального сирконстанта (обстоятельства) или сказуемого независимого предложения, как в примерах выше, но и выступать в роли сентенциального актанта - прямого дополнения, например, при помощи маркера аккузатива o.

(3) はたはたと翅を開いたり閉じたりを繰り返します

"Бабочка расправляла крылья на ветру, то открывая, то закрывая их." (Букв. «повторять [действия] типа открыть крылья, закрыть и т.д.»)

Также форма на tari может стоять в позиции относительного (определительного) придаточного, присоединяясь к вершинному имени напрямую, либо при помощи маркера генитива (атрибутивного показателя) no:

(4) 見学の人から餌を奪って、してやったり猿です

"Обезьяны, которые обманом отнимали у туристов еду."

(5) 殴ったり蹴ったりの暴力行為

"Насильственные действия типа ударов и пинков."

Чаще всего в языках мира аппроксимация эксплуатирует именной морфосинтаксис и употребление формы на tari в позициях, ти­пичных для именной группы, можно считать одним из симптомов сближения глагольной аппроксима­ции и именной [5]. В целом же распределение синтаксических позиций было следующим: вершинное сказуемое (47%), сирконстант (37%), актант (14%) и определение (2%).

Что касается вспомогательного глагола, то он не является обязательным компонентом данной конструкции и может быть опущен. В исследуемом корпусе примерно поровну распределились случаи наличия и отсутствия вспомогательного глагола после формы на tari. Закономерной является обнаруженная корреляция между наличием вспомогательного глагола и позицией вершинного сказуемого, поскольку на вспомогательном глаголе маркируются различные грамматические категории (время, адрессивность и т.п.), преимущественно необходимые в финитной позиции, в то время как при других позициях в нем фактически нет необходимости.

В целом же сопоставление трех параметров (наличие/отсутствие вспомогательного глагола, одиночная/многократная форма на tari и синтаксическая позиция) показало их полную корреляцию и распределение вышеуказанных характеристик по двум группам. В первую группу входят признаки «одиночная форма», «позиция вершинного сказуемого» и «наличие вспомогательного глагола», а во вторую группу - «неодиночная форма», «позиция зависимого сказуемого» и «отсутствие вспомогательного глагола». Есть основания полагать, что полученный нами структурный результат коррелирует с распределением дискурсивного статуса фон/фигура и с такими семантическими категориями, как репрезентативность и нечеткая номинация. Однако исследование этого вопроса пока остается за рамками данной работы. Дальнейшее изучение этих форм на более широком и разнообразном материале поможет уточнить связь выявленных нами синтаксических закономерностей с дискурсивными и семантическими свойствами данной формы.

Примечания:

[1] Полностью статья под заглавием «Синтаксические свойства глагольного аппроксиматора (японское деепричастие репрезентативности в текстах он-лайн-дневников)» опубликована в: «Московский лингвистический журнал». Т.№.8 М.: РГГУ, 2014, 34-43.

[2] О формальных свойствах, семантике и прагматике этой конструкции см. Алпатов В.М., Аркадьев П.М., Подлесская В.И. Теоретическая грамматика японского языка. М.: Наталис, 2008. С. 228-233.

[3] Для исследования использовалась онлайн-версия (Chunagon) «Сбалансированного корпуса современного письменного японского языка» (BCCWJ: Balanced сorpus of сontemporary written Japanese). Выборка составила 500 случайных предложений с формой на tari, взятых из текстов блогов интернет-портала Yahoo! за 2008 год (52 680 статей, примерно 10 300 000 словоупотреблений).

[4] Подробнее об аппроксимативной функции формы на tari см. Подлесская В.И., Стародубцева А.В. О грамматике средств выражения нечеткой номинации в живой речи // Вопросы языкознания. 2013. №3. С. 25-41.

[5] Там же. С. 37.

Анна Владимировна Дегтярева - аспирантка Учебно-научного центра лингвистической типологии РГГУ, преподаватель японского языка в РГГУ.

 
« Пред.   След. »
Яндекс.Метрика
Институт Дальнего Востока РАН